Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Сегодня

1 октября: преподобного Илариона Оптинского; мученицы Ариадны; Молченской и Старорусской икон Божией Матери ...

Содержание
Главная Nota Bene! Читаем Евангелие Библиотека православная Аудиоматериалы Искусство с мыслью о Боге "Врата Небесные" Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея
История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Зависимость от… зависимостей


Зависимость от… зависимостей
 
Алкогольная, наркотическая, никотиновая, пищевая, игровая, сексуальная, финансовая… Таков жуткий «список» зависимостей, с которыми человеку без посторонней помощи трудно справиться. Хорошо, если болящий осознаёт это и начинает искать помощь у Бога, вручая в Его руки свою жизнь. «Но подобных людей, к сожалению, немного», — говорит клирик храма Спаса Нерукотворного Образа на Конюшенной площади Санкт-Петербурга протоиерей Максим Плетнёв. Батюшка помогает людям бороться с негативными зависимостями. Он является сотрудником отдела Санкт-Петербургской епархии по противодействию наркомании и алкоголизму, возглавляет сектор по работе с ВИЧ-инфицированными.
 
Протоиерей Максим Плетнев— Эти болезни не имеют границ, расстояний, социального статуса, — говорит отец Максим. — Они одинаково действуют и в России, и в Беларуси, и во всём мире. Как помочь заблудшему человеку? Где найти выход? Что делать родителям, друзьям, близким? Эти вопросы мне часто задают прихожане. А храм, в котором я служу, знаменит тем, что в нём отпевали Александра Пушкина. И так сложилось, что у нас много прихожан алкоголиков, ВИЧ-инфицированных, наркозависимых. Вообще, в Санкт-Петербурге зарегистрировано 300 тысяч наркоманов. А во всей России — два с половиной миллиона внутривенных наркоманов.
 
— Батюшка, как вы пришли к тому, что стали помогать болящим людям?
 
— Лет пятнадцать-шестнадцать существовал реабилитационный центр в Мельничьих ручьях. Это был проект светской региональной общественной организации «Возвращение». Центр назывался — «Мельница», и я его окормлял. У нас была краткосрочная реабилитация (три месяца), но даже на такой малый период мы ставили две цели: минимальная — трезвость, максимальная — воцерковление. У нас работали врачи-специалисты, психологи, велась духовная учёба. Тех ребят, которые проявляли интерес к Церкви, посылали в разные приходы и монастыри. Тогда я познакомился с игуменом Мефодием (Кондратьевым), который служил в Ивановской губернии, в селе Георгиевском на берегу Волги (ныне он — епископ Каменский и Алапаевский). До них дорога есть, а дальше, где начинается Костромская область, все деревни уже пустые километров на двадцать вокруг. И, знаете, ребятам в этом медвежьем углу нравилось, и даже были случаи, когда создавались семьи…
 
И, знаете, ребятам в этом медвежьем углу нравилось 
И, знаете, ребятам в этом медвежьем углу нравилось
 
— Сейчас центра «Мельница» уже нет, но работать в этом направлении вы продолжаете. Как? Где?
 
— В отделе по противодействию наркомании и алкоголизму Санкт-Петербургской епархии, который возглавляет отец Сергий Бельков, есть реабилитационный центр: Сапёрном — отделение для молодых людей, в Торфяном — для девочек. Есть амбулаторная программа, готовящая человека к реабилитации (весьма интересная и значимая!), — своего рода дневной стационар. Отдел находится в помещении Епархиального управления Александро-Невской Лавры. Там ребята практически всю неделю находятся при церкви, с ними беседуют священники, занимаются психологи, и я там провожу молебны и беседы. Это — открытые встречи, на которые приходят не только ребята из центра, но и ВИЧ-инфицированные, и обычные люди. Мы обсуждаем разнообразные христианские темы, смотрим фильмы, решаем насущные вопросы, работаем.
 
Мы обсуждаем разнообразные христианские темы
 
— Тоже в соответствии с программой? В Беларуси, например, люди живут на монастырском подворье Лысая гора, пытаются влиться в церковную жизнь, духовник Елисаветинского монастыря проводит с ними собрания, беседы, исповедует… Но у нас нет программ, запланированных тем. Мы пытаемся, чтобы человек воцерковился и через это преодолел греховные страсти.
 
— Мы проводим различные конференции, беседы, собрания, общаемся с учащимися училищ, студентами академий. А при Синодальном отделе по благотворительности и социальному служению, который возглавляет епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон, есть координационный центр по реабилитации наркозависимых. Ещё игумен Мефодий (Кондратьев) разработал специальную программу по реабилитации наркозависимых. Их нужды, проблемы батюшка знает не понаслышке. И до сих пор он принимает у себя болящих ребят, имеет большой опыт общения с ними.
 
— Как вы начинаете разговор с родителями?
 
— С вопроса, для чего они пришли. Обычно родители приходят с бедой, просьбой помочь. И хорошо, если этого хотят не только они, но и чада их. И другая ситуация, если заболевший не хочет ничего, а только мучает родных. Тогда речь идёт о воцерковлении родителей.
 
Обычно родители приходят с бедой, просьбой помочь
 
— Одна моя знакомая (врач) как-то сказала, что только те наркоманы остались живы, которые пришли к Богу...
 
— Да, есть масса таких примеров. Церковь действительно помогает. Но я за сотрудничество, чтобы были и светские, и церковные специалисты. Лечить ведь нужно и тело, и душу. Необходимо создавать больше реабилитационных центров. Должна быть государственная политика в этом направлении. Не знаю, как в Беларуси, но наша российская наркология, конечно, не успевает. У нас всего четыре государственных реабилитационных центра на всю Россию. Деньги выделяются приличные, и на них можно организовать серьёзнейшую совместную духовно-светскую работу, но пока этого нет…
 
Беседовала монахиня Матрона (ЛУКАШОВА),
насельница минского Свято-Елисаветинского монастыря



к содержанию ↑
Рассказать друзьям: