Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Сегодня

28 сентября: мучеников Максима, Феодота, Асклиады; Новоникитской иконы Божией Матери ...

Содержание
Главная Nota Bene! Читаем Евангелие Библиотека православная Аудиоматериалы Искусство с мыслью о Боге "Врата Небесные" Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея
История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты


«В вечной памяти будет праведник»


В августе 2014 г. было отмечено и 125-летие со дня рождения Авенира Марковича Костенчика, лётчика-героя Первой мировой войны. Проведённые мероприятия позволили автору встретиться с ныне здравствующей внучатой племянницей Авенира Марковича — Тамарой Валентиновной Ханецкой, проживающей в Минске. Альбомы со старыми фотографиями, пояснения к ним их владелицы не могли не привлечь внимания к её деду — протоиерею Аполлинарию, который всё это время пребывал в тени своего младшего брата и, как оказалось, незаслуженно.
 
Авенир Маркович Костенчик, лётчик-герой Первой мировой войны
 
Согласно послужным спискам отца Аполлинария, родился он 16 января 1888 г. в Гродно, то есть на полтора года раньше Авенира. Кстати, был ещё и третий, самый младший брат, Виктор, который впоследствии погиб в результате крушения поезда вместе с женой. Эта утрата не могла не сблизить старших братьев-погодков. «Тогда ухватится человек за брата своего…» (Ис. 3: 6).
 
В 1905 г. Аполлинарий окончил семь классов Гродненской гимназии, далее «по сокращенному испытанию правлением Жировичского духовного училища удостоен звания учителя церковно-приходских школ 15 июня 1909 г.» Священником он становится не сразу, а долгое время служит учителем на сельских приходах Волковыского уезда Гродненской губернии.
 
Начинается Первая мировая война. Авенир сражается героически. Что же решает брат? «Братья ваши пойдут на войну, а вы останетесь здесь?» (Чис. 32: 6).
 
1 октября 1915 г. Аполлинарий зачислен слушателем Московских пастырских курсов, которые в феврале 1916 г. успешно оканчивает. 21 февраля того же года епископ Верейский Модест, викарий Московской епархии, рукополагает его в сан диакона, а 28 февраля (ровно через наделю!) — в сан священника. И уже 15 марта отец Аполлинарий «командирован в действующую армию для несения пастырских обязанностей в XII армии на боевой базе эскадры воздушных кораблей «Илья Муромец». Он оставляет молодую супругу Лидию Павловну (с которой венчался в 1913 г.) и маленькую дочь Галину (1915 года рождения; вторая дочь Ирина явится на свет в 1917 г.) и отправляется прямо на фронт вслед за братом-лётчиком!
 
Протоиерей Аполлинарий пребывал в тени младшего брата
 
В дальнейшем он служил войсковым священником 119-го западного госпиталя и 447-го пехотного Белгородского полка. Тогда же получил и свои первые церковные награды по ведомству военного и морского духовенства: 27 июля 1916 г. – набедренник, а к Пасхе 1917 г. — скуфью (для мирного времени — чрезвычайно быстро, но на войне — законы свои).
 
Священник благословлял воинов на ратный труд, молился о даровании победы над супостатами, в иных случаях, с крестом в руках, мог поднять солдат в атаку. В его повседневные обязанности входило не только регулярное совершение богослужений, он словом и личным примером ободрял и наставлял бойцов, принимал исповедь умирающих, причащал их Святыми Дарами, отпевал и предавал погребению павших на поле брани.
 
Помимо этого должностная инструкция вменяла в обязанность строевому священнику помогать врачам в перевязке раненых, заведовать уборкой с поля боя раненых и убитых, заботиться о поддержании в надлежащем порядке воинских кладбищ и могил, извещать родственников убитых воинов, организовывать общества помощи семьям убитых и увечных, создавать походные библиотеки и т. д.
 
Хватало забот и у госпитальных священников: частые богослужения для раненых и больных, ежедневный обход палат, исповеди, беседы, утешения, письма на родину, отпевания покойников, всё те же кладбища и библиотеки…
 
Отец Аполлинарий по ходу войны нёс тяготы обеих обязанностей. Таким образом, перед нами — один из многих русских православных священников, знавший о войне и воинской службе не понаслышке, а вдоволь понюхавший пороху, сполна хлебнувший военных реалий, тягот и опасностей.
 
Отец Аполлинарий с женой и семьей дочери
 
Оценивая общую роль священства на той войне, в воспоминаниях протопресвитера военного и морского духовенства отца Георгия Шавельского находим такие свидетельства: «О деятельности военного духовенства на театре военных действий я имел счастье слышать блестящие отзывы от обоих Верховных главнокомандующих. В конце 1916 г. Государь как-то сказал мне:
 
— От всех, приезжающих ко мне с фронта военных начальников я слышу самые лучшие отзывы о работе военных священников в рядах армии.
 
Ещё решительнее, в присутствии чинов своего штаба, отозвался в 1915 г. великий князь Николай Николаевич:
 
— Мы в ноги должны поклониться военному духовенству за его великолепную работу в армии.
 
Я дважды слышал от него эти слова».
 
Но вскоре, один за другим, последовали недоброй памяти февраль и октябрь 17-го. Фронт развалился. Наше воинство удивительно быстро потеряло христолюбие, окормлять стало некого, да и просто опасно…
 
После демобилизации в 1918 г. отец Аполлинарий служит приходским священником в Гродненской епархии: сначала в селе Котра, затем указом епископа Гродненского Михаила переводится в село Беловеж, а позднее епископом Гродненским Алексием — в Россь. В это время он получает свою очередную церковную награду — камилавку (23 июля 1924 г.)
 
Ревностное служение не осталось незамеченным: вскоре его назначают членом Волковыского Миссионерского комитета, а затем переводят в Скидель. 25 ноября 1925 г. архиепископ Виленский Феодосий утверждает отца Аполлинария клириком Виленского кафедрального собора, а 5 августа 1926 г. — настоятелем Свято-Михайло-Константиновской церкви города Вильно.
 
В послужном списке 1927 г. указывается, что он «от казны получает пособие в 35 злотых ежемесячно, а от прихода — до 14 злотых ежемесячно». Сравнимы ли эти цифры с сегодняшними краткосрочными миллионами? К Пасхе 1928 г. иерей Аполлинарий удостоен Синодального золотого наперсного креста.
 
23 декабря 1929 г. его переводят на должность настоятеля Свято-Покровской церкви местечка Залесье Молодечненского благочиния Виленской епархии. Напомним: Залесье — родовое имение знаменитых Огинских. Здесь отец Аполлинарий служит десять лет.
 
Приблизительно в это же время на родину возвращается Авенир Маркович. Судя по фотографиям, приехал он из Вены, где выступал в составе Русского национального оркестра «Баян». Одно время он проживал в Молодечно, а с 1933 г. обосновался в Столбцах. Тут он скончался и был похоронен. Отец Аполлинарий регулярно приезжал к нему на могилу. «Братолюбие между вами да пребывает» (Евр. 13: 1), и кончина земной жизни — не помеха братолюбию и молитве.
 
Почему мы так подробно описываем жизнь священника Аполлинария в межвоенный период? Думается, окажись он не в Западной Белоруссии, а на восточной половине, вряд ли довелось бы ему пережить времена красного террора и насильственной коллективизации, пресловутый «хапун» 1937–38 гг. А так — два десятилетия относительно спокойной жизни, богослужения и повседневные заботы, дом, семья, дети.
 
Отца Аполлинария назначают настоятелем Свято-Петро-Павловской церкви
 
Но наступил сентябрь 39-го, за ним не замедлил и июнь 41-го. К этому моменту отец Аполлинарий пребывал в должности настоятеля Ганутской церкви Вилейского благочиния Виленской епархии. И хотя репрессии довоенные, военное лихолетье, репрессии послевоенные обошли его стороной, о тех временах отец Аполлинарий вспоминать не хотел, просто молчал.
 
Об этой настоящей эпохе молчания, затронувшей целое поколение людей, многое переживших и повидавших, ныне осталось только самое смутное представление. А между тем, молчание часто бывает намного красноречивее иных громких фраз…
 
Войне пришёл долгожданный конец. 18 сентября 1945 г. отца Аполлинария назначают настоятелем Свято-Петро-Павловской церкви села Трабы Юратишского благочиния Минской епархии, где он прослужит 12 лет, отметит 40-летие служения в священническом сане, получит заслуженную награду — крест с украшениями.
 
В вечной памяти будет праведник30 октября 1957 г. отец Аполлинарий становится настоятелем церкви в честь равноапостольных Константина и Елены города Воложина и благочинным Воложинского округа, а 1 июня 1958 г. его назначают настоятелем ошмянского Свято-Воскресенского храма. Отцу Аполлинарию уже 70 лет.
 
Стремительно набирают обороты хрущевские гонения. Белорусские власти пытаются превратить республику в образцовый атеистический полигон. Какой отклик это находило в душе служителя алтаря Божия — мы можем только догадываться. Последним и недолгим местом службы отца Аполлинария были Радошковичи; там, судя по всему, он подменял болящего настоятеля.
 
Незаметно приходит старость, а с нею — болезни и немощи. Супруга Лидия Павловна покидает мужа 10 октября 1964 г. (похоронена на старом кладбище Бобруйска). Отец Аполлинарий оставляет сей многомятежный мир 1 сентября 1973 г. в Жлобине (где находился на попечении дочери Ирины), но похоронен также в Бобруйске, рядом с женой.
 
…85 прожитых лет, короткие строки послужного списка православного священника, но в них, как в зеркале, отразились все ключевые события ХХ столетия, теперь уже ушедшие в историю, но наложившие характерный отпечаток и на современную жизнь.
 
«В вечной памяти будет праведник» (Пс. 111: 6).
 
Протоиерей Павел БОЯНКОВ



к содержанию ↑
Рассказать друзьям: