Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Сегодня

26 сентября: память обновления храма Воскресения Христова (Воскресение словущее); священномученика Корнилия сотника ...

Содержание
Главная Nota Bene! Читаем Евангелие Библиотека православная Аудиоматериалы Искусство с мыслью о Боге "Врата Небесные" Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея
История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Путь к совершенству


Первая седмица Великого поста в Спасо-Преображенском Валаамском монастыре была ознаменована важным событием: иноческим постригом.
 
Иноческий постриг на Валааме
 
В недавно принятом «Положении о монастырях и монашествующих» говорится: «Прежде пострижения в монашество над послушником может быть совершено последование облачения в рясу, включающее в себя пострижение волос. Этот чин именуется «постригом в рясофор». Здесь следует уточнить, что в Валаамском монастыре существует своя традиция. Послушник, по истечении времени, может стать «рясофорным», с правом ношения рясы и камилавки. А первый постриг совершается в инока, который с рясой надевает уже клобук.
 
В Древней Руси монахов (чернецов) называли более привычным славянскому слуху словом «инок». Слово «инок» славянская калька с греческого («инок» от «инъ» — один, «монах» от «моно» — один). Но язык не терпит неточности: не могло существовать два слова, называющих одно и то же. Так что со временем значения слов разошлись. Слово «инок» в России стало означать первую, подготовительную ступень монашества для тех, кто уже приготовился отречься от мира, но ещё не дал главные монашеские обеты. А «монах» — это уже следующая ступень, постриг в малую схиму с принятием монашеских обетов.
 
И хотя постриг в иночество предполагает, что кандидат успешно прошёл послушнический искус, итог окончания «испытательного срока» может быть разным. В «Положении» даются рекомендации для тех, кто справился с искусом и готовится к постригу в иночество либо сразу в монашество (в малую схиму). Для тех же, кто испытания не прошёл, предлагается либо продлить срок ещё на год, на два, на пять или десять лет — Богу виднее, либо уйти из монастыря.
 
Слово «инок» славянская калька с греческого («инок» от «инъ» — один) 
Двукратный поместный собор Константинопольской церкви (861 года) определяет «стандарт» иноческого искуса следующим образом: «никого не сподобляти монашеского образа, прежде нежели трёхлетнее время, предоставленное им для испытания, явит их способными и достойными такового жития». Практика Валаамского монастыря показывает, что «стандартных» историй не бывает. Трёхлетний период и сегодня на Валааме считается минимальным для испытания намерения кандидатов. К примеру, пятеро братьев, принимавших иноческий постриг сегодня, прошли послушнический искус от пяти до десяти лет.
 
Игумен от имени Духовного собора обители предлагает кандидатам иноческий постриг по достижении определённой степени духовной чистоты и уверенности, твёрдости в монашеском выборе жизненного пути. Так что привычные в миру требования вроде послужного списка или привлекательного резюме здесь не имеют значения. Главное — духовное преуспеяние будущего монаха, совлечение ветхого человека.
 
Важно понимать, что постриги в иночество, малую или великую схиму не означают присвоение особого «почётного» статуса. В «Положении о монастырях и монашествующих» особо указывается: «Принимающему малую схиму следует сознавать, что постриг не предполагает привилегированного положения в обители». Это же касается и будущих иноков. Давая обеты, новоиспечённый инок или монах становится не господином, но слугой — Богу и людям. Обет послушания заключается в отсечении своей воли и следовании воле Божией, которая открывается через добровольное послушание игумену и всей братии.
 
Игумен Валаамского монастыря епископ Троицкий Панкратий разъясняет:
 
— Почитайте чин монашеского пострига: о чём говорит игумен кандидату? О том, что он теперь будет жить в покое и достатке, в душевном комфорте, все будут его любить, о нём заботиться? Нет, он говорит о другом. Что будет терпеть досады, укоризны, поношения, скорби. Монашество это не путь комфортного общежития, где всем хорошо, всё устроено. Это путь добровольного мученичества. Уже на этапе послушничества человек должен это понимать. С другой стороны, игумен монастыря должен относиться к послушнику как к своему духовному чаду или брату.
 
Монашество — это не путь комфортного общежития 
Особое отношение к монахам, инокам со стороны мирян может быть только в том, что «монахи, тщательно исполняющие своё призвание, должны являться нравственными ориентирами для православных христиан и всех людей». Подробнее об этом пишет преподобный Исаак Сирин в «Словах подвижнических»: «Инок во всём своём облике и во всех делах своих должен быть назидательным образцом для всякого, кто его видит, чтобы, по причине многих его добродетелей, сияющих подобно лучам, и враги истины, смотря на него, даже нехотя сознавались, что у христиан есть твёрдая и непоколебимая надежда спасения, и отовсюду стекались к нему, как к действительному прибежищу, и чтобы от того рог Церкви возвысился бы на врагов её».
 
Последование пострига в иночество предписывает игумену тщательно расспросить кандидата: добровольно ли он принимает такое решение? Хорошо ли обдумал его? Готов ли нести ответственность? В ставропигиальных монастырях, священноигуменом которых является Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, все готовящиеся к иноческому и монашескому постригу должны пройти ещё и собеседование с Председателем Синодального отдела по монастырям и монашеству, архиепископом Сергиево-Посадским Феогностом, который от лица Предстоятеля Русской Православной Церкви ещё раз проверяет готовность к принятию решения.
 
Так что первый постриг в иноки для будущего монаха — это первое по-настоящему ответственное решение. С этого момента инок обещает игумену обители оставаться здесь навсегда, до самой смерти. И в этом начинается уподобление будущего монаха Христу. Как Бог уничижил Себя Самого, приняв «образ раба», так свободный прежде человек становится «рабом монастыря». Причём делает он это добровольно, без принуждения или в силу обстоятельств. Действительно — серьёзное решение!
 
В таком «добровольном рабстве» нет ни мрачной трагедии, ни унижения. Человек, с мирской точки зрения, не отказывается от гражданства, свободы личности, индивидуальности. Только эти социальные и «гуманистические» понятия теряют привлекательность для него. Отдавая себя Христу, инок вместо собственного, личного обретает всеобщее: «Монах тот, кто почитает себя сущим со всеми и в каждом видит себя самого» (преподобный Нил Синайский «Слово о молитве»). Он взамен «индивидуальности» получает по слову Господа «совершенство».
 
“Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною, ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет её, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет её.” (Мф. 16, 24–25).
 
Любой монашеский путь — это путь креста, путь на Голгофу 
О кресте также говорит игумен Валаамского монастыря владыка Панкратий:
 
— Любая обитель, любой монастырь, любой монашеский путь — это путь креста, путь на Голгофу. Неважно, какие будут скорби, какого рода. Но Господь не оставляет, если ради Него терпит человек. Когда же претерпишь всё, «радуйся, — рече Господь, — мзда твоя многа на небеси» — так сказано в чине монашеского пострига. Но не только на Небе, здесь уже познаёт истинный монах благодать Божию, неизреченную радость близости Бога. Иначе и не стали бы иноки жить в монастырях и терпеть ради Христа многие искушения и скорби».
 
Послушник Александр ВЕРИГИН,
насельник Валаамского монастыря
Фото предоставлены автором
27.02.2018



к содержанию ↑
Рассказать друзьям: