Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Сегодня

9 июля: Тихвинской, Нямецкой, Седмиезерной и Лиддской икон Божией Матери; преподобного Иоанна, епископа Готфского ...

Содержание
Главная Nota Bene! Читаем Евангелие Библиотека православная Аудиоматериалы Искусство с мыслью о Боге Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея
История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Путь императора


Эпоха Александра I считается золотым веком России. А самого царя при жизни называли «благословенным». Именно он победил Наполеона и освободил от его власти не только Российскую империю, но и всю Европу.
 
Но почему с годами Александра I всё чаще говорил, что хочет оставить престол? Неужели его волновало что-то большее, чем политика? И откуда взялся старец Феодор Кузьмич? Попробуем разобраться.
 
Император Александр первый
 
«При мне всё будет, как при бабушке»
 
По своему воспитанию Александр I — уникальный монарх. Некоторые историки называют его плодом просветительного эксперимента бабушки императрицы. Екатерина Великая даже написала программу воспитания (раритет сохранился), в которой нашлось место, казалось бы, необязательным правилам. Например, внук должен был спать всегда с открытой форточкой и под лёгким одеялом, ложиться и вставать в определённое время, есть простую пищу, купаться летом только в прописанные месяцы и т. д. Все эти воспитательные меры, как ей казалось, служили укреплению тела и духа. Также скрупулёзно Екатерина подходила к подбору для своего любимчика друзей и просвещённых учителей европейской культуры. Сначала воспитание внука она доверила графу Николаю Ивановичу Салтыкову. Затем главным наставником стал швейцарец Фредерик Сезар Лагарп (многим современная Швейцария обязана ему), который воспитывал Александра I как самодержца. Он внушал своему подопечному, что вся сила российского самодержавия должна использоваться для превращения империи в просвещённую европейскую державу. «Ни у одного государства нет столько возможностей делать добро, как у России, — говорил просветитель Лагарп. — Только делайте его, будьте достойны и внутренне подготовлены к этому». Он привил способному ученику глубокое уважение к человеческому достоинству. Словом, будущий царь взрастал в идеях блага, справедливости, конституциализма и законности.
 
Грешила программа одним — отсутствием традиционного православного воспитания. Да, Александр посещал Церковь, исповедовался, но всё это носило формальный характер, не приносящий ощущения веры, духовных плодов. Юноша хотел одного — делать добро, что приблизило его личную трагедию.
 
«При мне всё будет, как при бабушке» 
Юность была испытанием для будущего монарха. Он разрывался между тремя любимыми людьми: матерью Марией Феодоровной, отцом Павлом Первым (Гатчинский дворец) и Екатериной Великой (Зимний дворец). Постоянное лавирование между ними, утайка информации, чтобы не воспылал пожар между конфронтующими родственниками, научили его сглаживать отношения и оставаться для них любимчиком. Дипломатический талант Александра I поражал современников. Потрясающее обаяние очаровывало всех приходящих к нему на аудиенцию; каждый находил в императоре единомышленника и уходил удовлетворённым. Часто таким образом «сталкивались лбами» оппоненты. Поэтому нередко звучало, что гибкий и обольстительный Александр I фальшив, как пена морская. Свой врождённый талант скрывать подлинные мысли и чувства за маской любезной приветливости он умело использовал на дипломатических конгрессах и встречах.
 
Александр мечтает о международной славе Екатерины Великой. Потому неудивительны его слова накануне свержения императора Павла: «При мне всё будет, как при бабушке».
 
Тяжела императорская корона
 
Неограниченная самодержавная власть над десятками миллионов подданных захватила Александра врасплох. Зная о готовящемся дворцовом перевороте, он вряд ли отдавал себе отчёт, какой ценой достанутся ему отцовские корона и скипетр. Царь 24 лет от роду ещё не был готов к этой нелёгкой ноше. Тем не менее, первые годы царствования молодого государя вызывают всеобщий восторг. Александр I запрещает масонские ложи, исключает символику Мальтийского Ордена из государственного герба России и звание Великого магистра Мальтийского Ордена — из императорского титула. Восстанавливает на службе 12 тысяч опальных офицеров и чиновников, упраздняет тайную канцелярию, разрешает выезд за границу, объявляет амнистию всем политзаключённым. Наконец, позволено выписывать зарубежную прессу, а свою не обременять чрезмерной цензурой.
 
Позже все друзья, которых ему подобрала Екатерина, становятся министрами, членами Негласного комитета, отвечающего за реформы. Самого верного и преданного товарища Александра Голицына государь назначает обер-прокурором Святейшего Синода. Поначалу иерархов Церкви такое решение шокировало, ибо за Голицыным сложилась репутация весельчака, острослова и загульного человека. Но глава министерства духовных дел изменил образ жизни, занялся изучением истории христианства, чтением религиозных книг, став в результате одним из религиознейших людей Александровской эпохи. Вскоре он снискал уважение членов Святейшего Синода за всестороннюю защиту интересов Православной Церкви и успешное проведение её дел в светских учреждениях.
 
Путь императора 
При помощи возможных для монарха действий, без насильственных мер Александр I способствовал, чтобы Православие стало не «простонародной» верой, а всенародной; создал лучшие условия для Церкви, её миссии благовестия.
 
После окончания войны 1812 г. и заключения Священного Союза открывается Библейское общество, и вся вторая половина царствования Александра I проходит под знаком этого общества. Переводятся тексты Священного Писания на языки других народов. Но прежде разворачивается этнографическая деятельность — миссионеры отправляются в самые далёкие точки империи для изучения «инородцев». Все эти благие действия в итоге привели к информационной революции в России. Благодаря тому, что мобильные «библеисты» в качестве благотворительного вклада привозили типографии быстрой печати, удалось удешевить книгу и наладить её распространение. Теперь «духовное озарение», духовные стихи, различные обращения, самостийные проповеди стали попадать в дома даже обычных людей. Кроме того, Александр проявил особую заботу о храмоздании. По его повелениям начинается возведение в Москве храма Христа Спасителя, а в Петербурге — Исаакиевского собора.
 
Но душевная тяжесть не покидает его. Читая Библию, Александр всё более убеждается в своей духовной слабости и нищете. Всё чаще ищет в религии утешение и поддержку. Месяцами, колеся по стране, царь по возможности посещает храмы и монастыри. Его всецело поглощает бесхитростная проповедь смирения и простоты, присущая Православию. Он много времени проводит в общении с монахами. А перед последним путешествием в Таганрог долго молится у раки своего небесного покровителя — святого Александра Невского…
 
Не на своём месте
 
«Моё положение меня вовсе не удовлетворяет, — писал Александр в письме к Лагарпу. — Оно слишком блистательно для моего характера, которому нравятся исключительно тишина и спокойствие. Придворная жизнь не для меня создана. Я всякий раз страдаю, когда должен являться на придворную сцену, и кровь портится во мне при виде низостей, совершаемых другими на каждом шагу для получения внешних отличий, не стоящих в моих глазах медного гроша... Одним словом, я сознаю, что не рождён для того высокого сана, который ношу теперь, и ещё менее предназначенного мне в будущем, от которого я дал себе клятву отказаться тем или иным способом».
 
Его неприятие бремени власти с годами становилось всё острее, усиливаясь под гнётом тяжёлых угрызений совести за участие в убийстве отца. Он избегает балов, карнавалов, шумных торжеств. Бродя в одиночестве или с прусским королём Фридрихом, император неизменно грустен или печален. Однажды в разговоре с ним он признаётся, что чувствует приближение скорой смерти.
 
Месяцами, колеся по стране, царь посещает храмы и монастыри 
Депрессия отягощается страшными последствиями произошедшего в Петербурге (1825 г.) наводнения. Слёзы катились из глаз государя, когда он увидел ужасающую картину гибели и разрушения. Кто-то сказал, глядя на царя: «За грехи наши Бог нас карает». «Нет, за мои!» — ответил Александр I.
 
И, безусловно, на настроение царя влияет ухудшение здоровья императрицы. Он везёт на лечение Елизавету Алексеевну в захолустный Таганрог. По мнению некоторых историков, этот город был избран Александром I как места, наиболее удобного для реализации его плана отречения от престола.
 
Старец Феодор Кузьмич
 
По одной из легенд, Александр I не умер в 1825 г. в Таганроге, а инсценировал собственную смерть, чтобы уйти от власти. Став отшельником, царь-батюшка жил до 87 лет под именем Феодора Кузьмича.
 
Вообще, первое упоминание о старце датируется 1836 г. Странного пожилого человека без документов задержали в Пермской губернии. Поэтому судили как бродягу. На вопросы, кто он, кем был, как его имя, неизвестный не отвечал. Однако разговаривал чрезвычайно грамотно, обходительно и на судий произвёл приятное впечатление. Поскольку подсудимый ни в чём не признался, его приговорили к 20 ударам кнута и ссылке в Сибирь. Вердикт старик принял, но расписаться отказался, сославшись на неграмотность.
 
Жил ссыльный близ Томска в избушке и пользовался большим уважением в округе. Местные жители приносили ему еду, которую старец раздавал. Денег никогда не принимал и своих не имел. На любые слова о его тяжёлой отшельнической жизни отвечал, что прежде ему приходилось гораздо сложнее. А сейчас он душевно свободен, близок к Богу, что для него большое счастье. Но какой была жизнь раньше — держал в тайне.
 
Иногда Феодор Кузьмич рассказывал удивительные вещи о войне 1812 г. Например, что император Александр I, когда молился у мощей Преподобного Сергия Радонежского, услышал голос, который сказал ему назначить главнокомандующим Кутузова: мол, тогда Россия будет спасена.
 
Люди, бывавшие в Петербурге и видевшие императора, узнавали в высоком, голубоглазом, лысом, крепкого телосложения Феодоре Кузьмиче царя-батюшку. Что подтверждалось и наведывающимися к старцу именитыми гостями, с которыми тот разговаривал на непонятном языке. Все эти детали указывали, что Феодор Кузьмич есть император Александр Павлович, ушедший от мира.
 
Старец Феодор Кузьмич 
Поговаривают, что в 1864 г. перед смертью старец всё-таки проговорился. Когда прибыл его исповедовать отец Рафаил из Алексиевского монастыря, то Феодор Кузьмич наотрез отказался раскрыть свою тайну. «Это Бог знает», — тихо проговорил умирающий в ответ на предложение назвать имя своего Ангела для помина души. Имена родителей также не назвал, сказал лишь, что Святая Церковь за них молится. Купец Семён Хромов, в чьём доме старец жил в последнее время, а теперь лежал на смертном одре, осмелился задать ему мучивший всех вопрос: «Правда ли, что ты есть Александр Благословенный? На что умирающий старец сказал: «Чудны твои дела, Господи. Тайна всегда становится явной».
 
Похоронили Феодора Кузьмича на кладбище томского Богородице-Алексиевского монастыря, что свидетельствовало о признании Церковью его подвижнических заслуг.
 
Никаких документальных подтверждений этой легенды не существует, однако есть некоторые косвенные доказательства. Остался портрет художника-самоучки, где могучий старец с трагическим выражением лица очень похож на императора. Кроме того, в 1921 г. большевики массово вскрывали саркофаги русских царей, чтобы снять драгоценности с останков и переложить мощи в деревянные гробы (серебряные переплавлялись). Есть свидетельства: когда вскрыли усыпальницу Александра I, то она была пуста.
 
По сей день историки не пришли к единому мнению в этом мистическом вопросе. Кто-то категорически против версии, будто Александр I и Феодор Кузьмич — один человек. Другие, опираясь на свои изыскания, поддерживают легенду о том, что Александр I инсценировал свои похороны, стал нищим скитальцем, впоследствии названым сибирским подвижником Феодором Кузьмичом.
 
Думаю, современная наука поможет докопаться до истины.
 
Подготовил Юрий АЛЕКСЕЕВИЧ
05.03.2018





к содержанию ↑
Рассказать друзьям: