Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Сегодня

26 ноября: святителя Иоанна Златоустого, архиепископа Константинопольского; мученицы Манефы ...

Содержание
Главная Nota Bene! Читаем Евангелие Библиотека православная Аудиоматериалы Искусство с мыслью о Боге Для детей и родителей "Врата Небесные" Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея
История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты «Поддержите наш проект!»
Рекомендуем


«Пока ещё я не сломался…»


Эти слова принадлежат человеку, который последние сорок лет неустанно борется за свою жизнь. Вновь и вновь преодолевая себя, ежедневно, ежечасно, ежеминутно. Вот уже пять лет, как у Юрия Кашина парализованы ноги и руки. Живёт он один, каждый день приходят помощники. Как говорит мой собеседник, «они помогают мне жить в вертикальном положении». Вот его история.
 
Юрий Кашин
 
Всё началось 1 мая 79-го. Юре 19 лет: учёба в престижном вузе, громадьё планов, рядом любящие родители, надёжные друзья. Словом — молодость и беззаботность! По сложившейся традиции, договорились с товарищами пойти на первомайскую демонстрацию — дело привычное. Но… утром Юра почувствовал невыносимую головную боль, которая усиливалась с каждым часом. Юрий её до сих пор забыть не может. К вечеру открылась рвота жёлчью. Вызвали «скорую», и юношу увезли в инфекционную больницу. Клизма, промывание желудка, капельницы с глюкозой — обычная схема при отравлении. Юру лечили две недели в соответствии с диагнозом «острый токсикоз после отравления грибами» (грибы в начале мая?). Голова, конечно, меньше болела, но в глазах ещё двоилось.
 
Через месяц приступ повторился. Фельдшер оказался уже более опытный — заподозрил что-то и направил в клинику. Там Юру посмотрел нейрохирург: «Наш пациент!» Воспалительный процесс внутри головы идёт. Принялись обследовать, предполагали опухоль, даже к операции стали готовить. Осталось определить точное нахождение опухоли. Обрили голову и сделали рентген с контрастным газом. Юра вспоминает:
 
— Посадили меня на операционный стол, в позвоночник ввели иглу, к ней подсоединили шланг с баллоном и открыли газ — боль нетерпимая! На следующий день зашёл мой лечащий врач: «Я поздравляю вас. Ничего у вас там не нашли!» От газа руки и лицо стали настолько опухшие, что, когда пришла мама и увидела меня, ей плохо стало.
 
*     *     *
 
Врачи сказали, что у Юрия — неизвестный воспалительный процесс… Из больницы он ушёл на своих ногах, и голова практически не беспокоила. Перед выпиской заглянул к завотделением, чтобы спросить: в институт идти или работу искать? Он: «Какой институт? Какая работа? Дома сиди! С такой нейроинфекцией надо год дома быть и лечиться».
 
Словам доктора отец не придал значения: «Пока живёшь со мной, на шее у меня сидеть не будешь!» В сентябре Юра вернулся в институт. Хватило его на полгода.
 
— Рисовал строительный чертёж, резко схватил «огненный обруч» в месте солнечного сплетения: ни вдохнуть, ни выдохнуть. Еле-еле дополз до дивана, а к вечеру отнялись ноги. Вот что значит — не послушать врача!
 
Тогда родители испугались, бросились искать докторов. Пришли из поликлиники — развели руками, врач из лечкомиссии — покачала головой и сказала, что, сколько работает, такого не встречала. На десятый день Юра встал. Медики не верили: как встал? как ходит? А он восемь таблеток преднизолона в день принимал!
 
Преднизолон потихоньку нужно снимать, но Юрий уже не мог жить без него. Врач успокоил: «Бывает такое, просто не хватает гормона, продолжай пить!»
 
— Я на преднизолоне сидел пять лет. Очень располнел! Как только пробую отказаться от препарата, моментально плохо становится. Да и медики боялись его отменять, отмахивались: «Кто назначал, пусть тот и снимает».
 
Изначально Юре поставили диагноз «арахноидит», когда парализовало ноги — «арахномиелит», после два диагноза объединили, и получился «рассеянный энцефаломиелит в цереброспинальной форме». С ним он пришёл в поликлинику; врач глянула, рукой махнула, записывает в карточке: «рассеянный склероз». Но это же другая болезнь!
 
Снять преднизолон решилась специалист в области рассеянного склероза, заменив его швейцарским препаратом. После него Юра даже бегал! Но был похож на наркомана: зуб на зуб не попадал — ломка жуткая! Спустя время ходить стало труднее, дали группу, оставил работу.
 
*     *     *
 
В конце 80-х Юра познакомился с тогдашним главным неврологом Минска Екатериной Пономарёвой; её слова помнит по сей день: «Таких, как ты, мы за пару недель на ноги ставим».
 
Пока ещё не сломался
 
— Лёг к ней в спинальное отделение 5-й больницы. Лечение как лечение, ничего особенного. Когда снова приехал в клинику, на месте моего лечащего врача — молодая доктор. Она предложила процедуру — иглоукалывание лазером по точкам на голове. Я ещё засомневался: «А хуже не станет?» — «Пока всем помогает!» Сделали иглоукалывание, вернулся домой и ощущаю, как с ногами что-то необъяснимое происходит. Через месяц ноги отнялись.
 
Юрий Кашин — как подопытный кролик. Врачи постоянно ему твердят: «А давай попробуем. Вдруг поможет!» К сожалению, никто не даёт гарантий.
 
В 2001-м году умерла мать Юры, и он остался с отцом. Как-то тот пошёл в поликлинику и потерял сознание, его срочно увезли в больницу. Так Юрий остался один.
 
— Тогда я уже не вставал, на левой ноге появилась ссадина. С утра приходили друзья, помогали. Наденут мне памперс, я и сижу. За две недели моча разъела так глубоко ссадину, что хирург взялась за голову. Ещё и температура подскочила до 39 градусов, две недели держалась. Было ощущение, что между лопатками кол железный забили, руки стало выкручивать. Со временем я и их потерял.
 
*     *     *
 
В институте микробиологии Юра сдал анализ на 26 вирусов. Нашли лайм-боррелиоз — причину всех его мучений. Переносчик инфекции — клещ, который укусил Юрия в 1979-м. Оказалось, это городской клещ, его даже в общественном транспорте подхватить можно. Врач Юре так и сказал: «Тебе просто не повезло, потому что заболел сорок лет назад, случись подобное сейчас, мы вылечили бы тебя за две недели».
 
Чтобы вернуть руки, Юре нужно сделать операцию по удалению плотного сгустка жидкости (ликвор) в спинно-мозговом канале. Руки Юрия зажаты, визуально локти как бы вывернуты наружу. Пробует их разогнуть — ощущение, будто они резиновые, тугие. Юра ими потихоньку двигает, чувствительность сохранена, но он не может поднять руку или взять какой-нибудь предмет.
 
В Санкт-Петербургском институте неврологии делают операцию по удалению ликвора, стоит она 10 тысяч долларов. Пенсия по инвалидности у Юры примерно 1 млн. 900 тысяч… рублей…
 
*     *     *
 
— Внутренне я не ощущаю себя инвалидом, — говорит Юрий. — До боли скучаю по тому времени, когда был здоров. Не могу привыкнуть к болезни, я просто адаптируюсь к ней, но ни в коем случае не привыкаю. Когда начинаешь жалеть себя, заниматься самокопанием: а вот если бы тогда... а может быть... а надо было… — с ума сойти можно. Но мысленно очень часто возвращаюсь в 79-й год, когда врач настойчиво советовал мне сидеть дома. Возможно, сегодня я был бы на своих ногах и при руках.
 
Юре неимоверно тяжело от того, что он ничего не может сделать: самостоятельно поесть, одеться в ту одежду, в которую хочется, побриться, помыться, пойти куда вздумается…
 
— Иногда меня вывозят, катают по городу, но это ерунда, это не то, когда ты сам не можешь сделать шаг. А с балкона квартиры виден только краешек неба, доносятся звуки улицы и аромат цветущих яблонь. Я постоянно завишу от окружающих. Слава Богу, что мне люди помогают, порой приходят, когда ты уже никого не ждёшь. Иначе от одиночества, от тоски можно свихнуться. Ко мне приходят Олег — сосед сверху, брат Виктор из Свято-Елисаветинского монастыря, сестра милосердия Наталья. Очень помогает храм иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость», Свято-Елисаветинский монастырь. Без них, наверное, я бы погиб. Друзья в тяжёлые моменты отчаиваются: «Всё, жить не хочется!» Я в ответ смеюсь: «Руки, ноги есть, а тебе жить не хочется!»
 
Ещё Юра рассказал мне об одной необычной встрече в своей жизни, которая случилась за несколько месяцев до того, как заболел:
 
— Я поднимался к Свято-Духову кафедральному собору, чтобы встретиться с другом; как раз ударили Крещенские морозы, метель разыгралась, гололёд. Вдруг я столкнулся с человеком. Поднимаю голову, а передо мной удивительный мужчина: каштановые густые длинные волосы, аккуратная борода и синие глаза. Вот эти красивые синие глаза перед собой до сих пор вижу. Мороз крепкий, а человек в демисезонном пальто, без шапки. И спрашивает меня: «Скажите, а Бог есть?» — «Есть! А почему вы спрашиваете?» — «У меня мама умерла…» — «Не переживайте, говорю, с вашей мамой всё будет хорошо!» Он поблагодарил меня и ушёл. Я сделал шагов десять, оборачиваюсь, а сзади никого нет…
 
Покрестился Юрий в 33 года, лежа в больнице под капельницей; почти каждый месяц к нему приходит батюшка, исповедует и причащает.
 
На вопрос о том, чего Юра боится, он выдержал долгую паузу, а после вздохнул:
 
— Не знаю, уже, наверное, ничего...
 
Хотя в конце беседы произнёс, что очень боится остаться один.
 
С семьёй у Юрия не сложилось, жаль. В его жизни были женщины, очень даже красивые, но никто не решился связывать жизнь с инвалидом.
 
— Если бы я не заболел, точно была бы семья, детки, работа. Думаю, занялся бы ресторанным бизнесом, я отлично готовлю. У меня мама украинка, вкусно готовила. А я, бывало, сяду в кухне и наблюдаю. Жаль, что сам не могу, только если руководить кулинарным процессом, рецептов знаю много!
 
Наедине с собой часто задаю вопрос: «Когда это всё закончится?» Понимаю: на всё воля Божия. Пока ещё я не сломался…
 
Анна ЯКИМОВИЧ



к содержанию ↑
Рассказать друзьям:

Друзья!



Наш портал — не коммерческий, а духовно-просветительский проект.
Мы стремимся сеять разумное, доброе, вечное в мире, где немало скорбей и проблем. Далеко не все из них можно решить с помощью денег. Порой спасает слово, порой книга, вовремя полученная информация. Устное или печатное слово способно нежданно тронуть до глубины души, перевернуть всю жизнь и заставить поверить в Бога,  может возродить и укрепить веру, найти для себя смысл жизни. И всё — благодаря опыту других людей, которые искусно описали то, что пережили и поняли сами.


Если Вам по душе то, что мы делаем, — поддержите нас! Помогите сохранить в мировом интернет-пространстве два по-своему уникальных православных сайта. И помолитесь за упокой души основателя портала — раба Божия Андрея.