Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Сегодня

5 июля: Неделя 4 по Пятидесятнице. Мученика Албана Британского; Собор преподобных отцов Псково-Печерских ...

Содержание
Главная Nota Bene! Читаем Евангелие Библиотека православная Аудиоматериалы Искусство с мыслью о Боге Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея
История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Ныряют, прыгают, дерутся (часть 1)


О спортивно-историческом клубе святого Довмонта Псковского
 

Вот уже 20 лет при минском Петро-Павловском соборе действует спортивно-исторический клуб святого Довмонта Псковского. Основан он в сентябре 1998 года как продолжение летнего лагеря воскресной школы.
 
Члены Клуба занимаются каратэ, грепплингом, рукопашным боем, дайвингом, футболом, прыгают с парашютом, осваивают приёмы экстренной медицинской помощи, изучают военную историю, Священное Писание, устраивают благотворительные акции. Везде и всюду довмонтовцев легко узнать по бежевым кителям и тельняшкам.
 
О подробностях того, каким образом и зачем возник Клуб, почему стал именно спортивно-историческим, беседуем с его основателем и руководителем протодиаконом  Максимом Логвиновым.

 
Ныряют, прыгают, дерутся 
Молодёжи нужна «движуха»
 
— Отец Максим, Клуб — это воплощение каких-то планов и стремлений или всё случилось спонтанно?
 
— Мне вообще несвойственно что-то задумывать. Сначала была воскресная школа, потом лагерь для детей воскресной школы — из всего этого и вырос наш Клуб.
 
В воскресной школе дети учат только теорию. И очень сложно привести к общему знаменателю то, что мы объясняем им в школе, и то, как реально можно жить по-христиански. В летнем лагере этот вопрос решается практически. Там мы стараемся одновременно бегать, веселиться, играть и вместе молиться, трудиться, друг друга поддерживать — выстраивать внутри этой искусственно созданной общины христианские отношения.
 
А Клуб родился из желания ребятишек продолжать общение после летнего лагеря. На самом деле это достаточно острая проблема. Допустим, дети отучились в воскресной школе — что дальше?  Им нужно себя как-то реализовать в Церкви, а она не может ничего предложить. Скажем, мальчики могут идти пономарить или в православное братство какое-нибудь вступить. Девочки пойти петь в хор. Но формат братства для молодёжи не очень подходящий. Имею в виду чаепития с изучением Священного Писания. Это здорово, интересно, очень нужно, но  крайне скучно. Молодёжи нужна «движуха», конкретные дела. Помню, как меня пригласили в одну школу вести факультатив… в пятницу, после уроков. Загнали туда бедных детей... Потом человек 10 осталось, которые ходили на эти занятия. Да им памятник за это надо ставить, сам бы я не пошёл ни за что!
 
И выпускники воскресной школы хотели продолжать общаться. А где им встретиться? Конечно, возле храма. Потому что они познакомились там, отучились там, оттуда ехали в лагерь, ну, и, наверное, потому, что в храме служил я и другие наши воспитатели. А раз дети приходят, значит, их надо чем-то занять…
 
Ныряют, прыгают, дерутся 
— Судя по всему, Вы предложили им занятия, которые были связаны с Вашими собственными интересами и увлечениями?
 
— Да. Ведь у каждого человека есть увлечения. Что такое сугубо церковные интересы? Только на службу ходить, молитвы читать и соответствующую литературу? Но если мы немножечко внимательнее послушаем Иисуса Христа, то поймём: Он нам предлагает, чтобы мы посвятили, отдали Богу всю свою жизнь. И это не значит, что она должна всего лишиться, что я должен отречься от всего. Это значит, что Богу должен быть посвящён каждый момент жизни. Она же богатая и разнообразная, и в итоге всё в ней должно быть приведено к Богу. Тогда вся жизнь становится церковной, и все интересы, всё-всё-всё служит делу Церкви.
 
А в более узком — проповедь может быть разной… Патриарх Кирилл выразил это так: где собираются люди, там и мы должны быть. Но это не значит, что священник должен стоять среди них в рясе с крестом и кричать «покайтесь!» — нет.
 
— Прыжки с парашютом, дайвинг, единоборства и масса всяких других совершенно неожиданных составляющих жизни протодиакона. Отец Максим, откуда? Из какой жизни? Ведь папа у Вас — священник, известный поэт, мама — психолог.
 
— На самом-то деле, мама сначала была преподавателем русского языка и литературы, а уже получив второе образование, стала психологом. Когда она познакомилась с моим папой, гоняла на мотокроссе (это мотоцикл с шипами, чтобы ездить по льду). Был у неё такой период в жизни.
 
Папа мой, когда я был совсем маленьким, занимался каратэ. И мой крёстный, уже покойный, — Виктор Зотин — один из первых в Советском Союзе имел чёрный пояс. Позже стал священником.
 
До семинарии я медучилище закончил — всегда привлекала медицина. Но в мединститут не поступил…
 
Протодиакон Максим Логвинов— Поэтому даёте довмонтовцам и какие-то азы по оказанию первой медпомощи? А вот увлечение каратэ, похоже, досталось Вам как бы по наследству…
 
— Игровые виды спорта (волейбол, баскетбол, футбол) меня не привлекают никак. А единоборства — это, прежде всего, общение с партнёром. Представьте себе, что в какой-то момент для тебя в мире остаётся один единственный человек — тот, который проводит с тобой этот поединок, и сейчас он — самый важный для тебя человек.
 
— Почему важный? Ведь ты должен его победить…
 
— Я воспринимаю это как общение, потому что должен его понять, где-то переиграть, раскусить. А это, прежде всего, происходит в голове. Очень многие говорят, что каратэ или грепплинг — это быстрые шахматы. Нужно очень много думать, соображать и, прежде всего, понять, увидеть соперника, прочитать его.
 
Ныряют, прыгают, дерутся 
— Однако это не шахматы, а борьба, где есть удары, захваты, приёмы защиты и нападения, некая агрессия…
 
— Не многие люди, практикующие единоборства, в жизни агрессивны. Скорее даже наоборот. Мой опыт показывает, что игровики более агрессивны. Когда человек занимается борьбой, то представляет, что такое получить удар, к примеру, в голову, ему это совсем не интересно. И потом, если кто-то приходит ко мне: «Научите драться на улице», такому сразу говорю: «До свидания!».
 
— Значит, Вы попытались увлечь церковных детей чем-то ещё совсем не церковным?
 
— По сути-то своей все наши увлечения, хобби, развлечения сами по себе — добрые.
 
— Не всегда. Кто-то, например, любит в казино ходить! Бывают же и такие увлечения…
 
— Наверное, любое увлечение, даже очень хорошее, может перерасти в страсть, тогда Бог вообще перестаёт там присутствовать, Его там уже нет. А без Бога всё становится извращённым.
 
Сказать, что какие-то увлечения любого христианина нецерковные или внецерковные,  нельзя. Просто если человек сам по себе церковный, он приводит всю свою жизнь к Богу. Мы же так и молимся на каждой службе: «Сами себя и друг друга, всю жизнь нашу Христу Богу предадим». Если человек чем-то увлечён, горит этим, что-то ему нравится, то он будет менять реальность вокруг себя.
 
Наставники — чемпионы
 
Продолжаем тему спорта в жизни довмонтовцев. Первым делом отец Максим подробно говорит о каратэ. О критериях выполнения техники, о важности «заншин», «кимэ» и прочих странных и таинственных для непосвящённого премудростях этой борьбы… Ну, ясное дело, сам давно занимается каратэ и рассказывает, что было время, когда пономарём в соборе и преподавателем воскресной школы был Алексей Богданов — чемпион Европы и мира по каратэ, мастер спорта международного класса и один из самых титулованных спортсменов Республики Беларусь.
 
Ныряют, прыгают, дерутся 
— Мы развиваем в Клубе традиционное каратэ. А второй вид борьбы, который мы у себя практикуем, называется грепплинг, там нет ударов, а болевые, удушающие приёмы контроля положения соперника. Когда в Минске 2 года назад проходил чемпионат мира и 47 стран участвовало, довмонтовцы тоже боролись. Даже медали принесли.
 
В общем, знай наших! Оказывается, есть среди православных священнослужителей и воспитанников воскресных школ такие, кто не только хорошо петь и читать молитвы умеют… А отец Максим продолжает посвящать меня в то, какие ещё направления деятельности есть в Клубе. И получается, что у довмонтовцев возникало всё больше интереснейших занятий, благодаря друзьям Клуба, людям, увлечённым каким-то видом спорта и имеющим в нём свои, личные достижения.
 
— Вообще, у нас в Клубе единоборства — это базовое. А недавно футбол стал развиваться, потому что многие ребята — заядлые футболисты. Мы в свои ряды «завербовали» священника Георгия Фельдшерова — он в своё время очень серьезно занимался футболом и с огромным  удовольствием начал тренировать наших довмонтовских ребятишек.
 
Дайвинг появился благодаря знакомству с инструктором Андреем Лукьяновым — он человек очень увлечённый, горящий водолазаньем. Может убедить нырять любого. Убедил и меня — и я у него учился. Потом решил: у меня же есть довмонтовцы, надо их тоже к этому делу пристроить, потому что дайвинг — это классно, интересно, здорово!
 
К слову, у Лукьянова учился не только протодиакон Максим. Дайвинг увлёк и некоторых других священнослужителей и прихожан Петро-Павловского собора. Сам инструктор в 2008 и в 2009 годах на кубке мира по дайвингу в дисциплине «полоса препятствий» дважды завоёвывал титул чемпиона.
 
Ныряют, прыгают, дерутся 
— Стали мы с Андреем делать выезды детишек на озёра. Не совсем формат классического дайвинга, когда надо сначала в бассейне учиться. А делали вводные погружения.
 
— То есть просто давали ребятам почувствовать, что это такое — глубина?
 
— Да. У многих эти моменты стали самыми счастливыми в жизни.
 
С чувством глубокого удовлетворения за своих подопечных «дайверят» отец Максим завершает тему рассказом про то, как в юбилейном для Клуба 2018 году группа прошедших полное обучение довмонтовцев имела возможность вместе со своими наставниками съездить на Красное море и лицезреть его подводные  красоты.
 
— Ну, а парашюты каким ветром занесло в Клуб святого Довмонта?
 
— Да я всю жизнь, нечасто, но прыгал с парашютом. И пришёл к мысли, что это тоже пригодится нашим ребятишкам, чтобы они какую-то психологическую закалку получили, чтобы росли.
 
— В каком смысле росли? Преодолевали свой страх?
 
— Нет. Технически. Сначала надо просто выпрыгнуть из самолёта и не забыть расчековать запаску, принять правильное положение. Потом приходит более сложное — в каждом прыжке выполняются какие-то новые технические задачи. Там уже думаешь не про «страшно-нестрашно», а про то, что нужно выполнить.
 
Ныряют, прыгают, дерутся 
Ещё нам в Клубе интересна военная история. Мы изучаем разные битвы — какое там было вооружение, какая тактика использовалась.
 
И духовная составляющая обязательно есть — параллельно семинары по Священному Писанию проводим.
 
Беседовала Елена НАСЛЕДЫШЕВА, г. Минск
08.01.2020
Окончание следует
 





к содержанию ↑
Рассказать друзьям: