Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Сегодня

31 октября: апостола и евангелиста Луки; преподобного Иосифа, игумена Волоцкого; мученика Марина; преподобного Иулиана ...

Содержание
Главная Nota Bene! Читаем Евангелие Библиотека православная Аудиоматериалы Искусство с мыслью о Боге Для детей и родителей "Врата Небесные" Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея
История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты


Мёд на краях чаши


В 2002 году с благословения архиепископа Гродненского и Волковысского Артемия был создан хор духовенства Гродненской епархии. Руководителем коллектива стал протоиерей Андрей Бондаренко, но вскоре здоровье батюшки ухудшилось и регентом назначили протодиакона Димитрия Шепелева. Он сегодня гость Православного портала Dei Verbo.
 
Хор духовенства Гродненской епархии 
— Отец Димитрий, много ли подобных хоров в Беларуси и за её пределами, знаете ли Вы их? Или гродненский — уникальный?
 
— Другие хоры священнослужителей есть. Но наш, действительно, уникальный! По причине того, что с самого начала и до сего дня в хоре никогда не пели лица, не имеющие духовного сана. У нас только диаконы, протодиаконы, священники. Я знаю, что другие коллективы всё же немножко «грешат» тем, что укрепляют свои партии профессиональными певцами. А у нас ни на одном концерте, ни на одном выступлении никогда такого не было.
 
Насколько я знаю, в Минске есть хор священнослужителей. Недавно услышал, что Брестская епархия собрала хор духовенства. Когда готовлю репертуар, строю планы, то ищу православные песнопения для мужского хора, и часто в интернете встречается хор клириков Санкт-Петербургской митрополии.
 
— Священник во время службы обычно не поёт, а читает молитвы. Для отцов, поющих в хоре ту же Херувимскую, «Милость мира» и другие песнопения, это может дать возможность расширить свой собственный литургический опыт. Вы согласны?
 
— Да. Но здесь есть небольшая сложность — наш хор больше концертный. Мы мало участвуем в пении Литургии. Несколько раз в году мы бываем в разных благочиниях Гродненской епархии. Объявляются концерты, обычно в райцентрах, собираются жители близлежащих сёл, деревень.
 
— Я читала, что хор ездил и за пределы епархии на различные фестивали. Занимал там достаточно значимые места…
 
— У нас было очень много дружеских поездок в Польшу. Это и Хайновский фестиваль, и колядный в Тересполе, Международный форум церковной музыки в Белостоке. Также была Литва. В 2010-м съездили в Украину. Были в России в Новом Иерусалиме под Истрой. Несколько раз посещали Сербию, Румынию.
 
Отцы едут на репетиции издалека 
— Как подбираете певчих? Какой главный критерий — голос, слух, знание нотной грамоты?
 
— По правде сказать, я даже точно не знаю, у кого есть музыкальное образование, а у кого только семинария. Набор певцов идёт так: например, переводится священник в епархию, или, допустим, рукополагается молодой диакон, и, если слышим, что он попадает в тон с хором, берём.
 
Никто не спрашивает ни дипломов, ни количества лет обучения, — приходи, а мы научим, поможем. Поэтому уровень подготовки разный. Кто-то окончил музыкальную школу, кто-то нет. В первые годы репертуар хора был довольно скромным. Если другие коллективы имеют возможность репетировать два-три раза в неделю, то хор духовенства собирается один раз в неделю. Для самодеятельного по сути коллектива — это очень мало. Отцы едут на репетиции издалека, самый дальний приход порядка 120 километров от Гродно! Для батюшки проехать 240 или даже 80 километров туда-обратно два раза в неделю будет очень тяжело и неподъёмно.
 
— Вы сказали, что вначале репертуар хора был скромным. А сейчас? Есть изменения?
 
— Репертуар постепенно расширялся, и уже когда смогли спеть полноценный концерт минут на 40, записали первый и единственный диск. Но цель существования хора осталась той же — концерты, которые будут привлекать людей. Может быть, даже придут те, кто в храм не ходит. А кто ходит, получат на концерте заряд светлого настроения, а то на богослужении они только о своих грехах размышляют перед исповедью… А тут ощутят, что Православие — это не скорбь и печаль, а всё же радость и любовь.
 
— Вы как руководитель хора какие акценты делаете в репертуаре?
 
— Репертуар не совсем зависит от моего выбора. Может быть, это и неправильно, но я демократичен, и когда нахожу что-то новое, всегда обсуждаю это с отцами.
 
Во-вторых, отец Андрей Бондаренко всегда писал и продолжает писать для нашего хора. И ещё один из старейших участников хора — тоже композитор и аранжировщик. Это протоиерей Александр Шашков. Его матушка делает переложение для хора того, что пишет отец Александр.
 
Но хор должен расти — по чуть-чуть, понемножечку, поэтому произведения должны усложняться. Если в прошлом году мы смогли спеть Бортнянского, то на этот год я уже планирую что-нибудь чуть более сложное, например, концерт Архангельского.
 
Есть в репертуаре песнопения, посвящённые Божией Матери, есть колядки, народные песни тоже поём.
 
Протоиерей Александр Шашков 
— Сколько певчих сейчас в хоре? Всем отцам удаётся приехать на репетицию?
 
— Тридцать. Полный состав хора я вижу, как правило, только на самом концерте. Или на прогон могут все собраться. Это вечная проблема хора: у кого-то стройка, у кого-то встреча, кому-то нужно в какое-то землеустроительное или другое учреждение по поводу прихода, у кого-то отпевание, кто-то должен заменить болеющего соседа на приходе…
 
— Как Вы справляетесь с этой проблемой?
 
— Удаётся. Отцы активизируются в нужные моменты — поездка, концерт, выступление. И всё звучит довольно достойно!
 
— А сами отцы как относятся к своей хоровой «повинности»?
 
— Очень по-разному. Есть те, кто меня подталкивает: «А давайте споём! А давайте съездим! А почему мы сегодня раньше закончили?» Кто-то из отцов с радостью и воодушевлением приходит в хор, а позже говорит: «Отец Димитрий, отпусти меня уже из хора вообще, устал я, не могу больше — 12 лет уже езжу. Есть же молодые. Нас и так много…» То есть отношение разное.
 
— Насколько я поняла, инициатива создания хора духовенства исходила от владыки Артемия?
 
— Хор собрался потому, что сложилась группа отцов, которым это было интересно. Это нынешний секретарь епархии отец Анатолий Ненартович, протоиереи Андрей Бондаренко и Александр Шашков. Это была их инициатива, и они пошли за благословением к владыке. А тот сказал, что это дело хорошее, богоугодное, и благословил. Хор первое время держался на энтузиазме тех, кто стоял у истоков. Новые участники, когда попадали на репетицию, заражались! Это, наверное, был процесс создания традиций, которые потом передавались из года в год.
 
Мёд на краях чаши 
— Какие задачи ставятся перед хором духовенства Гродненской епархии в отличие от традиционных церковных хоров?
 
— В Церкви есть богослужение, есть служение социальное, есть миссионерское. Как я понимаю, хор духовенства — это проповедь. Проповедь в звуке. Пение, музыка вообще, испокон веков привлекала внимание человека. У святых отцов есть мысль, что музыка –– это мёд на краях чаши с учением Церкви, это та услада, которая позволяет легче принять горечь осознания каких-то истин, связанных с этим учением.
 
Если несколько отойти от православия и рассмотреть сам феномен музыки, то она всегда пробуждает в людях чувства. И часто они позитивные, созидающие, возвышенные.
 
Когда хор духовенства выходит на сцену — все в рясах, кто-то с крестами, — это сразу настраивает слушателя на более внимательное восприятие, на то, что сейчас будет звучать истина. Уходит момент недоверия или критики.
 
Хоровое искусство, музыка вообще — это искусство временнОе, оно один раз прозвучало, и точно так же ты его больше не повторишь. Только если в записи, но она теряет что-то в отличие от живого исполнения. Задача любого руководителя хора правильно понять композиторский замысел, реализовать его и донести до слушателя так, чтобы тот сразу понял его. Если это произойдёт, значит, удачная работа руководителя коллектива и композитора, их сотворчество.
 
Очень приятно осознавать, что тебя поняли, когда ты пытаешься дирижёрским жестом, взглядом передать своё внутреннее настроение, то, что ты сейчас чувствуешь. И через исполнителей это уже идёт к слушателю. А каждый слушатель думает о чём-то своём, слышит по-своему. Кому-то услышанное будет на пользу, а для кого-то бессмысленно. Каждый по-своему это применит. И поэтому творчество продолжается — как некая бесконечная цепочка от композитора к слушателю.
 
От редакции
 
Полная версия интервью была опубликована на obitel-minsk.by.
 

Беседовала Елена НАСЛЕДЫШЕВА
04.03.2019




к содержанию ↑
Рассказать друзьям: