Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Сегодня

24 сентября: преподобного Силуана Афонского; преподобного Леонтия (Карповича); Каплуновской иконы Божией Матери ...

Содержание
Главная Nota Bene! Читаем Евангелие Библиотека православная Аудиоматериалы Искусство с мыслью о Боге "Врата Небесные" Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея
История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


«Исламизация» Европы или европеизация мусульман


Наверное, ещё со времени нашего переезда в Нидерланды, мы слышим эти рассказы-«страшилки» об «исламизации» Европы и планомерном мусульманском заселении европейских государств. Несколько лет назад даже появилась карикатурная карта Нидерландов, на которой все одиннадцать её провинций обозначены турецкими и марокканскими названиями. Мы видели на улицах больших городов огромное количество восточного люда, живущего своей восточной жизнью, и нам, казалось, что всё уже свершилось, и власть в стране перешла или вот-вот перейдёт к этому предсказанному «нашествию».
 
Когда мы приехали в Нидерланды, отношения между мусульманскими гражданами и всеми прочими были довольно напряжёнными. Помню, какой разразился скандал с появлением в одной из газет публикации о том, что некий имам на проповеди в мечети «окрестил» нидерландцев извращенцами и призвал правоверных мусульман к джихаду. Поскольку имам был приезжий и ещё не имел гражданства, его тут же попросили покинуть «неканоническую» территорию.

Примерно в то же время появился и марокканский нидерландскоязычный фильм «Шюф-шюф хабиби» о судьбе марокканского парня, ищущего своё место в нидерландской жизни. По сюжету фильма, парень едет в Марокко жениться. Невесту ему назначили родители, и это не оставляло ему шансов на личную свободу. В итоге парень, так и не женившись, возвращается в Нидерланды и узнаёт, что его старшая сестра встречается с нидерландцем и собирается к нему переехать. Любящий брат, явившись к сестре, выплёскивает на неё мусульманский гнев. Когда же она возразила ему резонно, напомнив историю своего первого брака с мусульманином, который распался не по её вине, брат стал избивать сестру ногами. Во время просмотра этого фильма в кинотеатрах мусульманская публика вставала и аплодировала. Это было настоящим шоком для голландского общества.

Время шло, и «волны высокого мусульманского напряжения», да и мы вместе с ними, постепенно успокоились. Ведь, общаясь в повседневной жизни, мы видели, что мусульмане — такие же люди, как и мы: заботятся о детях, с уважением относятся к своим и к чужим родителям. Более того, и вера их в ритуально-обрядовой жизни подчас сродни нашей…

Постепенно страх перед мусульманским «захватом» Европы уступал интересу к новой, малоизвестной для нас культуре. По субботам и четвергам в нашем городке устраивается базарный день. Мусульманские палатки заняли в этом действе постоянное и желанное место. Уже трудно представить базарные ряды без пёстрых, говорливых, разнообразных «восточных» палаток. В именитые праздничные дни к турецким и марокканским кулинарам выстраиваются очереди из заинтересованной публики с разными этническими корнями, желающей отведать вкусно пахнущую, румяную и аппетитную восточную экзотику…

Существует ли реальная опасность покорения вымирающих европейских народов новыми, мусульманскими гражданами с быстро растущими семьями? Трудно сказать. Но такой тенденции я не вижу. Хотя ни для кого не секрет, что мусульманские женщины не делают абортов и мусульманские мужчины любят своих детей. В этом мусульмане и нидерландцы очень похожи. Разница — в другом. Если в нидерландских семьях максимум двое детей (предел достижения), то в мусульманских — четверо, пятеро, а то и шестеро детишек. Исключений из правила я знаю только два: одна верующая семья в провинции Зеландия, в которой более двадцати детей, и семья на нашей улице с восемью детками.

Мы с супругой не видим планомерного захвата европейской территории «воинами ислама». Может, мы не очень дальновидны, но пока наблюдаем обычных людей, живущих немного по-другому. Европейские мусульмане (за редчайшими исключениями — в семье не без урода) не отозвались на призывы Усамы Бен-Ладена и Аль-Каиды к террору и диверсиям в Европе, после того как были взорваны здания Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Скорее здесь иное явление, прямо противоположное «исламизации» Европы, — европеизация мусульман.

Материальное благополучие, удобства европейского образа жизни, исконные мусульманские семейные ценности и технологические новшества, как нам кажется, волнуют мусульманскую молодёжь сильнее, нежели мифический для них «джихад» и план по «исламизации» Европы. Всё чаще мы видим молодых, восточного и явно мусульманского вида, людей, выходящих из супермаркетов с вином и пивом. У нас нет иллюзий по отношению «воинов ислама» к православным христианам, окажись мы на их территории, на Ближнем Востоке, но «воины ислама» и мусульмане, которых мы видим на улицах нашего города, — разные люди.

В нашем городке есть мастер-портной по ремонту одежды, турок по национальности. Мы обращаемся к нему с разными «ремонтными» просьбами, в том числе и в отношении моих священнических нарядов и аксессуаров. Человек этот всегда приветлив, радушен и благоговейно (будучи мусульманином!) принимает в ремонт мои облачения. А, приезжая  за покупками в соседний городок Горинхэм, иногда заходим в турецкий супермаркет, который содержит турецкая пара, муж и жена. Зная, что мы русские, они охотно вступают с нами в разговор, расспрашивая о России, родителях, родственниках, сами рассказывают о своих родных и близких, чувствуя, как для нас важны и интересны эти темы.

В нашей нидерландской жизни немало появилось мусульманских знакомых. Один из них — коллега по работе Мустафа, родом из Турции, системный администратор, трудолюбивый и общительный, женатый на добродушной, преданной нидерландке; он живёт насыщенной европейской жизнью, наполненной бесчисленными хобби, которые занимают львиную долю личного времени. Однажды он рассказал, что все его армейские отсрочки окончились, и пришёл черёд родину защищать. Иного пути он не видит. Посокрушавшись и повздыхав, Мустафа поехал служить, причём с самыми серьёзными тяготами и лишениями армейских будней. Высоко в горах, в отдалённом гарнизоне, в котором вдруг отказало энергоснабжение, ему пришлось со своими сослуживцами привыкать и к холоду, и к суровой жизни, приближённой к реальной военной обстановке.

В нашей европейской повседневности немало и других мусульман, адаптировавшихся к нидерландской жизни и находящих в ней для себя иной смысл, чем покорять и «исламизировать» то, что не ими построено.

Иллюзий у нас в отношении «исламизации» нет. Если, например, кто-то безжалостный и бездушный, лишённый веры, где-то «наверху» запустит  смертоносный проект «шариата» для всех, как сейчас и происходит на Ближнем Востоке, то мусульмане, с которыми мы ныне мирно уживаемся, могут оказаться и сторонниками, и жертвами этого нового «грядущего» порядка (подобное уже было в лихие богоборческие годы в России).

А пока в банке, где работаю программистом, я вижу новое явление, а именно — «индианизацию» Европы. В банке появилось очень много образованных, хорошо воспитанных индийских мужчин и женщин, трудолюбивых и дружных между собой. Эта новая волна постепенно захватывает и уже сложившуюся европейскую жизнь, которая до недавнего времени казалась нам незыблемой.

иерей Анатолий БАБЮК,
клирик храма в честь святого благоверного Александра Невского,
Леердам, Нидерланды



к содержанию ↑
Рассказать друзьям: