Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Сегодня

20 сентября: Неделя 15 по Пятидесятнице. Преподобномученика Макария Пинского; Собор Алтайских святых ...

Содержание
Главная Nota Bene! Читаем Евангелие Библиотека православная Аудиоматериалы Искусство с мыслью о Боге "Врата Небесные" Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея
История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Хранитель церковных ценностей


Почти полгода в стенах Минской духовной академии имени святителя Кирилла Туровского работает Церковно-исторический музей Белорусской Православной Церкви. Казалось бы, шесть месяцев — слишком маленький срок, чтобы завоевать любовь и уважение знатоков и ценителей старины, обзавестись друзьями и помощниками. Но, оказывается, это возможно. Знакомьтесь: матушка Мария Нецветаева — хранитель музея, благодаря которой он стал ещё и культурно-образовательным центром.

Матушка Мария Нецветаева — хранитель музея

— Матушка Мария, на это служение вас благословил митрополит Филарет, что почётно и ответственно одновременно. Расскажите, пожалуйста, что входит в круг ваших обязанностей?


— Главное, конечно, — учёт и сохранность экспонатов музея. Я должна знать, где в данный момент находятся те или другие предметы (в выставочном зале или хранилище), а также следить за их состоянием. У нас хранятся иконы, написанные в XVI-XX веках, есть начала XXI века (новомучеников и исповедников). И если с иконой начинаются проблемы, например, опадает красочный слой, доска высыхает, то я должна вовремя её законсервировать, чтобы она не разрушалась дальше.

— «Диагноз» иконе, в таких ситуациях, ставит реставратор?


— Поскольку моё образование включает ещё и базовые навыки по реставрации, то оценку состояния и первичную работу по консервации делаю сама. Кроме того, я являюсь экскурсоводом. К созданию экспозиции меня привлекли с самого начала зарождения музея, в 2013 году. Будучи студенткой кафедры истории и теории христианского искусства факультета церковных художеств Свято-Тихоновского университета, вместе с несколькими однокурсницами приезжала из Москвы на выходные, чтобы поработать с описями, подготовить концепцию. Позже наша работа была одобрена заведующим музеем, клириком Богоявленского прихода, преподавателем Минской духовной академии священником Владиславом Богомольниковым.

У нас хранятся иконы, написанные в XVI-XX веках

Для меня проводить экскурсии, делиться обширными знаниями, которые невозможно, к сожалению, получить в Беларуси, — самая большая радость. Приятно, что после таких «церковных путешествий» не остаётся равнодушных. Недавно у нас проходила конференция пролайф-организации Human Life International, и её президент, католический священник Шенан Боке захотел посетить наш музей. Пришлось на английском языке рассказывать о Православии на белорусской земле, об истории христианства на основе православной иконографии двунадесятых праздников (она отличается от католической), о жизни и служении почётного Патриаршего Экзарха всея Беларуси Митрополита Филарета. Многое из услышанного стало для него настоящим открытием; судя по вопросам, его действительно увлекла история белорусского Православия. После таких экскурсий ясно понимаешь, что именно для этого и получала образование.

— Ваша удивительная способность увлечь, повести за собой слушателя любой возрастной категории, безусловно, дана свыше. Но развить её, насколько мне известно, вам помогли владыка Пантелеимон (Шатов) и митрополит Иларион (Алфеев). Расскажите об этом, пожалуйста.


— Как и любому студенту, мне была нужна подработка. И владыка Пантелеимон благословил меня на работу с девочками из Свято-Дмитровского детдома. В мои обязанности входило водить их в музеи, совершать с ними паломнические поездки по стране (мы побывали в Вологде, Владимире, Ярославле), погружать в мир искусства. Дело в том, что в России есть возможность получить государственную дотацию на организацию детского дома, образовательного учреждения, а спонсорские деньги тратить на что-то дополнительное. Вот я и была этим дополнительным. Кроме того, в любом воспитании важен пример. Владыка Пантелеимон посчитал, что из меня, отличницы с приличным багажом знаний, девушки не намного старше детдомовских девчонок, получится хороший воспитатель и педагог. Он не ошибся, а когда увидел, что девчонки считаются с моим мнением, то благословил делать с ними ещё и домашние задания. Пришлось мне, студентке гуманитарного вуза, садиться за учебник физики восьмого класса и решать задачи. Не могла же я уронить авторитет! Это очень интересный педагогический опыт.

К созданию экспозиции меня привлекли с самого начала зарождения музея

До Свято-Дмитровского детдома я трудилась в экспертном центре, где занималась оценкой икон, оформлением бумаг для вывоза их за границу. Работа бумажная, не пыльная, но не совсем то, чего хотела и о чём мечтала, но всё равно полезная. Этот опыт, с одной стороны, педагогический (занятия с девочками), с другой — навыки общения с предметом, стилистическое понимание иконы повлияли на то, что, когда я поступила в церковную аспирантуру и докторантуру, на меня обратил внимание митрополит Иларион. Через какое-то время он благословил меня на проведение экскурсий для иностранных гостей по Третьяковской галерее и городу.

Сначала очень боялась, ведь люди приезжали из иного культурного мира, других религиозных традиций (лютеране, англикане, католики). Как им объяснить красоту Православия, донести, что икона — это пространство Божие, которое находится в фаворском свете, в свете Божественной славы? Не забуду, как приехала группа немцев с проектом «Три Рима». Первый день я знакомила иностранцев с Кремлём, второй — с Третьяковской галереей, где изучили древнерусскую живопись XIX века, так как она наиболее интересна для Западной Европы, а третий день посвятили Новодевичьему монастырю. Меня поразило: несмотря на усталость, зарубежные гости активно обсуждали всё, что узнали от меня в течение трёх дней, даже нешуточные богословские баталии разгорелись. Мало того, они скупили все бумажные репродукции икон, которые им попадались на экскурсионном пути. Ещё большим шоком для меня стало письмо, в котором все участники немецкой группы приглашали в гости и указали свои домашние адреса.

Отношение к экспонатам остаётся сакрально священным

— Матушка Мария, когда спрашиваешь у искусствоведов, что в их понимании музей, одни отвечают: это приглашение к размышлению, другие — дорога к храму, третьи называют его ликбезом культуры, который, являясь прошлым, служит настоящему и будущему. Интересно было бы услышать ваш ответ на примере Церковно-исторического музея БПЦ.


— Каждая эпоха давала свои определения музеям, появившимся в XIX веке. С того времени и по сей день отношение к экспонатам остаётся сакрально священным. Для людей это нечто непостижимое, непонятное, к которому невозможно прикоснуться. Потому мы стремимся музей сделать максимально контактным. И если у маленьких или взрослых экскурсантов есть желание дотронуться, подержать предмет в руках, то не отказываем.

Наш музей — это введение в традицию. Ведь понимание иконы, как самого ценного предмета в доме, было уничтожено за время советской власти. Приоритеты очевидны. Современному человеку сегодня важнее иметь в доме холодильник и телевизор, а потом (может быть) найти место и для образа Божия — иконы. Многие говорят, что не могут себе позволить писаную икону, так как она очень дорого стоит. Зато на холодильник средства находятся быстро.

Вот Церковно-исторический музей в какой-то мере и выполняет функцию наших бабушек и прабабушек, которые сызмальства деток вводили в традицию. С первых шагов внучков в храм они объясняли им, что исцеляет не икона, а Божия Матерь, что молимся мы не доске и краскам, а Христу, Боженьке, изображённому на иконе. Эти знания, вера в Господа передавались из поколения в поколение.

Каким образом выжила Церковь в советские годы

И вторая немаловажная задача — рассказать общественности, каким образом выжила Церковь в советские годы. Ведь из-за того, что история Церкви XX века у нас находилась «под семью печатями» и до настоящего времени не преподаётся ни в школах, ни в университетах, правду о ней мало кто знает.

— Практически вся история Белорусской Православной Церкви разместилась в трёх залах. Синий зал посвящён церковному искусству. С помощью художественных произведений рассказывается, как в иконе и архитектуре храма отображаются богословие, общепринятый художественный стиль. Красный — собрал предметы и фотоматериалы о подвиге мученичества и исповедничества в период гонений на Церковь. Зелёный — рассказывает о жизни человека, с которым связано начало возрождения жизни Церкви в Беларуси, митрополите Филарете (Вахромееве). Почему вы решили назвать залы «синий», «красный», «зелёный»?


— Всю мебель (в том числе и коллажи) нам изготовил художественный комбинат. А она одинаковая, потому экспозиционное пространство и разграничили с помощью цвета. Зал, посвящённый священномученикам и исповедникам, сделали красным, ибо он отражает жизнь Церкви во времена советской власти, когда она, по сути, стояла на крови, пролитой священниками и мирянами. Голубой цвет расширяет художественное пространство и наиболее гармонирует с золотым фоном икон. Поэтому синий зал мы отдали под церковное искусство. Когда оформляли зал владыки Филарета, то решили его сделать зелёным. В Византийской империи император свою подпись ставил порфировыми чернилами, а следующий за ним соправитель уже расписывается зелёными. Таким образом мы подчеркнули личность архипастыря, который для нас является вторым голосом Церкви после Патриарха Московского.

— Интересно, матушка Мария, какой экспонат в музее имеет символический номер один?


— Надо подумать. В соответствии с концепцией, музей разделён на сектора, и погружение в традицию идёт через понимание иконографии, двунадесятых праздников, роли заказчиков в церковном искусстве, особенностей церковной архитектуры… Наверное, под первым номером я выделила бы не один экспонат, а целый зал, посвящённый людям, пострадавшим за Церковь. Не только тем, кто прославлен в лике святых, но и простым священникам, которые прожили жизнь ради Христа, а их семьи в советские годы считались врагами народа. Недавно 90-летняя старушка принесла печатную икону с удивительной историей. Её дедушка диакон Амвросий сто с лишним лет назад служил в Борисовском районе, и этой иконой благословил дочь. Потом святой образ прошёл вместе с семьёй всю Великую Отечественную войну и защитил её маму от смерти. Фашистская пуля разбила стекло и застряла в печатной иконе. К сожалению, на войне вся семья погибла. В живых осталась только внучка — хранительница семейной реликвии. Когда вышла замуж за ярого коммуниста, то прятала от него икону в постельном белье. В его отсутствие она вынимала икону и «разговаривала» с ней, благословляла ею детей в трудных событиях.

Зелёный зал — о митрополите Филарете (Вахромееве)

К нам в музей приносят нечасто такие предметы, но они занимают самое почётное место, ибо за каждым стоит целая жизнь, полная драматизма. Эти истории я рассказываю экскурсантам; они должны понимать: наша Церковь, пусть с точки зрения некоторых обывателей, не совершенна, но сохранилась благодаря людям, не отказавшимся от Церкви даже на самых тяжких этапах своей жизни. Поэтому наш красный зал — номер один.

— Признаюсь честно, я думала, что вы назовёте уникальным зал, посвящённый почтенному архипастырю Филарету.


— Владыка Филарет посвятил нашей Церкви три с половиной десятка лет служения. Для нас он добрый, мудрый учитель, человек огромной души и ума, но только не музейный экспонат. Конечно, мы рассказываем историю о семье Вахромеевых, как будущий глава Белорусской Церкви родился в Москве, прекрасно играл на виолончели, учился в семинарии, потом — в академии, в 30-ть лет стал епископом, в 1971 году возглавлял конференцию борьбы за мир и с 1978 года служит в Беларуси. Но наша цель — не только донести до посетителей информацию, к примеру, сколько университетов мира признали его почётным доктором философии, а рассказать об уникальном, огромном опыте владыки Филарета в православном служении. И зеленый зал помогает людям «напитаться» этим бесценным опытом.

— Присутствовал ли владыка на открытии своего детища?


— Открытие музея было приурочено к 50-летию Архиерейской хиротонии владыки Филарета. До этого дня музей уже работал, но в тестовом режиме. Почтенный архипастырь инициировал его создание и контролировал ход работ. Все экспонаты, за исключением тех, которые сейчас нам приносят, принадлежали владыке. На открытии митрополит очень внимательно осматривал залы, задавал вопросы, если что-то его смущало. Вот в одном из залов мы отдельно экспонируем картины, написанные во время унии (синий зал), а рядом — оклады, которые оправославливали эти картины (на униатских иконах был добавлен сверху оклад); и владыка Филарет поинтересовался, насколько люди понимают эту концепцию. В итоге он остался доволен и сделал первым запись в книге отзывов.

— Хотелось бы узнать ещё об одной стороне деятельности музея — арт-лектории Порфира. Сколько вечеров уже прошло, и каким темам они были посвящены?


— Арт-лекторий Порфира начал работу в ноябре прошлого года. Пока мы собираемся по пятницам в 19:00 в Минской духовной академии. Уже прошли вечера, посвящённые истории сотворения мира в христианском искусстве, росписи катакомб, семи церквам Апокалипсиса. Одно из последних занятий — о богослужебной одежде. Слушатели узнали, как она связана с Византийским миром, почему не меняется столетиями.

Владыка Филарет поинтересовался, насколько люди понимают эту концепцию

Недавно запустили проект «Вместе с мамой» — для мамочек с грудными детками. Насколько он важен, убедились после экскурсии, которую провели летом. Мы даже не ожидали стольких молодых мам. Женщины остались довольны общением, полученными знаниями, ведь многие из них переживают, что из-за декретного отпуска будут оторваны от общественной жизни.
Второй проект — «Азбука художественной культуры» — планируем на сентябрь. Рассчитан он на деток шести лет для познания ими мира искусства. Учить «Азбуку» дети будут в игровой форме: читать миф о Гильгамеше, смотреть фильмы о его путешествиях, рассматривать картинки. Постараемся максимально подготовиться к реализации этого проекта, но всё зависит от финансов. Кстати, с лекциями мы выезжаем и в школы.

— Планируете ли вы использовать музей как площадку для сотрудничества в преподавании «Основ православной культуры»?


— У нас проводят свои классные часы Академия музыки, школа Олимпийского резерва, воскресные школы. К нам за консультацией, методической помощью часто приходят педагоги, и мы никому не отказываем, охотно делимся информацией. Вместе с порталом sobor.by и храмом святителя Николая Японского уже подготовлено три видео-выпуска по иконографии праздников двунадесятых.

— Православное музейное сообщество активно обсуждает правомерность хранения икон в музеях. Часть специалистов считает, что икона — это святыня, перед которой надо молиться, а не хранить в запаснике или выставлять на обозрение как экспонат. Что вы скажете по этому поводу?


— К сожалению, мы сегодня живём в потребительском обществе. Все хотят брать и ничего не давать взамен. Поэтому необходимо научить людей относиться к иконе не как к предмету интерьера, а как к образу Божиему, занимающему главное место и в жизни, и в доме человека… Я стараюсь показать своим слушателям, что Православие — не тяжкий канон, стоящий на месте, не набор обрядов, а невероятно красочный мир, в центре которого Господь, его Создатель. И для меня нет большей радости, когда экскурсант, покидая музей, интересуется, как заказать писаную икону, потому что для него она стала важнее холодильника.

Православие — а невероятно красочный мир, в центре которого Господь

Беседовала Татьяна СОКОЛОВИЧ
Фото предоставлены автором



к содержанию ↑
Рассказать друзьям: