Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Сегодня

14 июля: бессребреников Космы и Дамиана; мученика Потита; преподобного Петра патрикия; преподобной Ангелины, деспотисы Сербской ...

Содержание
Главная Nota Bene! Читаем Евангелие Библиотека православная Аудиоматериалы Искусство с мыслью о Боге Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея
История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


«Бог позволил мне жить в этом мире…»


Сестра Рафаэлла живёт в Австрии в бенедиктинском монастыре, но она знакома с белорусской культурой и с православной иконописью. Уже четыре года католическая монахиня приезжает в иконописную школу при минском Свято-Елисаветинском монастыре и учится иконописи у православного священника и других мастеров.
 
Иконописная школа «Лепота» находится рядом с Никольским храмом. Дверь храма и дверь кабинета, где проходят занятия, отделяет небольшое пространство, которое в монастыре называют «гульбищем». Здесь среди фресок мы и встретились с сестрой Рафаэллой.
 
Бог позволил мне жить в этом мире
 
— Я училась в семинарии при монастыре Хайлигенкройц в Австрии, где изучала основы других конфессий, — начала свой рассказ гостья. — Когда мне понадобилось пройти практику в православном монастыре, я написала письмо одной из ваших сестёр с просьбой приехать в Минск. Меня приняли, рассказали об обители, показали мастерские и спросили, чем бы я хотела заниматься. Я выбрала иконописную мастерскую.
 
Сестра Рафаэлла призналась, что прежде икон не писала. Её послушание в родном монастыре заключалось в помощи детям из детского дома, и она рисовала для них и вместе с ними.
 
Но руководитель мастерской и директор школы отец Сергий Нежборт поддержал гостью. Первые уроки, многочисленные задания, вначале рисовала фрагменты — лик, руки, складки на одеяниях.
 
— У нас есть такая икона, Verkldrung des Herrn (у православных — икона Преображения Господня), на ней изображён Христос на горе Синай, и от лика Господа исходят лучи, — сестра Рафаэлла в воздухе руками проводит линии, изображая рабочий процесс. — Эти лучи я рисовала весь день.
 
— Когда вы возвращаетесь в Австрию, продолжаете ли свою учёбу?
 
— В Австрии я посещала такого рода семинары. Но учёба там и здесь сильно отличаются. На написание иконы уходила одна неделя, и создавался образ в другой технике. В школе мы пишем икону многими слоями, и это долгий процесс, а на австрийских семинарах образ писался в два-три слоя краски. Даже атмосфера в монастыре другая. В Австрии мы пили чай, разговаривали, здесь же стараемся сосредоточиться на работе и не отвлекаться на разговоры. А молитва в перерывах, чтение Евангелия и акафистов святым делают рабочий процесс более духовным.
 
За время занятий гостья из австрийского монастыря научилась многому, и доказательством этому стало доверие руководителя отца Сергия, который попросил сестру Рафаэллу самостоятельно нарисовать икону с изображением трёх святителей — Симеона Столпника, Иоанна Богослова и апостола Филиппа.
 
— А сейчас я пишу образ Благовещения, — рассказывает о своей нынешней работе гостья.
 
Пример сестры Рафаэллы вдохновил настоятельницу австрийского монастыря создать собственную иконописную мастерскую. Она попросила принять на обучение в иконописную школу «Лепота» вторую сестру. И теперь в минском монастыре обучаются иконописи две сестры из Австрии.
 
— Ваша гостеприимность меня очень удивила, — отметила гостья. — Я ведь католическая сестра, а относятся ко мне словно к родному человеку. Главный принцип ордена бенедиктинцев — ora еt labora (латинское — «молись и трудись»). Но этот принцип я отношу и к Елисаветинскому монастырю. Настолько ярко он здесь проявляется. Ваш труд приносит большую пользу многим людям по всему миру.
 
— Расскажите, пожалуйста, о вашем монастыре. Как у вас получается совмещать работу и молитву?
 
— Наш монастырь назван в честь святого Бенедикта и святой Схаластики. Первый монастырь был основан в 1851 году во Франции, а сейчас монастыри находятся в трёх странах: в Германии, Франции и Австрии. В нашем австрийском монастыре проживают более двадцати сестёр, многие из них родом из Польши.
 
Каждая сестра выполняет молитвенное правило. Это Иисусова молитва и молитва Богородице, которые сёстры в течение дня по часу читают про себя в храме. Практикуется и совместная молитва. Трижды, а иногда пять раз в день сёстры встречаются и читают вместе псалмы. Сёстры трудятся в швейной и иконописной мастерских, ухаживают за больными детьми, выполняют административную работу.
 
— Каким образом в вашем монастыре строятся отношения между сёстрами?
 
— Католики-бенедиктинцы в другой орден, например, к францисканцам, не могут перейти. У нашего ордена такой принцип: в какой монастырь ты вступил — в том и должен пройти свой монашеский путь до конца. Это помогает, например, проходить через конфликты. Скажем, в случае конфликта с каким-нибудь человеком, можно было бы перейти в другой монастырь. Только проблема ведь от этого не решается. А в нашем ордене мы учимся жить друг с другом. Иногда необходимо много лет, чтобы сёстры достигли мирного сосуществования. Но в этом и заключается развитие.
 
Приведу пример из личного опыта. Я с одной сестрой никак не могла поладить, проводя с ней немало времени, но в какой-то момент сестра раскрылась для меня с неожиданной стороны; я нашла в ней много интересного. Со временем ведь люди меняются. Если бы я переехала в другой монастырь, то не увидела бы этой перемены, ставшей интересной и для меня.
 
— Можете ли вы рассказать о вашей встрече с Богом?
 
— Я родом из благочестивой католической семьи, которая проживала настолько близко от костёла, что можно было выйти на балкон и услышать проповедь священника. В 17-ть лет я начала задумываться о будущем и о том, в какую сторону мне идти. В моей жизни большое место занимала благотворительность, и очень сильным было желание дарить свою любовь многим людям.
 
В 20-ть лет я пришла в монастырь и узнала, что… больна лейкемией в предпоследней стадии. В тот момент случилось разочарование: я оставила своего друга, прервала учёбу, покинула родителей, и вот от Господа получаю ответ в виде болезни, что Он не хочет видеть меня в этом монастыре. Мне предстояло серьёзное лечение с пересадкой костного мозга, и потому пришлось уйти из монастыря.
 
Люди редко выздоравливают на такой стадии болезни… В больнице я провела шесть месяцев в закрытой палате, в которую никого не пускали. Много размышляла о смерти и пришла к выводу, что физической смерти бояться не нужно. Единственное, чего стоит бояться, — если Бога не будет в твоей жизни, то есть смерти духовной.
 
Но Бог позволил мне жить в этом мире, и я поняла, для Кого я должна жить. 
 
В этот период я обращалась ко многим священникам с одним вопросом: «Можно ли мне вернуться в монастырь?» Семеро ответили: «Нет — Бог дал уже тебе ответ в виде болезни. Монашество — не твой путь». И только один священник сказал: «Да — иди по этому пути…»
 
И я пошла… После выздоровления я написала руководительнице монастыря, и меня вновь приняли. Вот уже 13-ть лет я живу в монастыре.
 
— Вас, как человека, который живёт в Западной Европе, прошу помочь разобраться ещё в одной важной теме. В современном обществе остро стоит вопрос взаимоотношения культур. Мир стал мультикультурным, но оказался к этому не готов. Достаточно взглянуть на Европу, куда приезжает много иммигрантов. Пожалуйста, помогите найти ответ на вопрос: «Как нам, таким разным, жить в мире друг с другом?»
 
— Я могу посоветовать прислушаться к словам монаха Томаса Мертона — известного теолога прошлого века. Он говорил о том, что разным религиям не обязательно общаться, достаточно жить вместе и понимать друг друга, иметь общность. Каждая религия имеет свои догмы и правила, но в то же время каждая религия стремиться к хорошему: к правде и красоте. И если каждый из нас, каждый человек, будет стремиться к этому, это может помочь нам жить в мире и в согласии.
 
Спасибо большое за беседу, сестра Рафаэлла.
 
Беседовал Вадим ЯНЧУК
Фото автора





к содержанию ↑
Рассказать друзьям: