Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Cегодня Великий пост

25 февраля: святителя Алексия, митрополита Московского и всея России, чудотворца (1378) ...

Содержание
Главная Nota Bene! Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея История Церкви Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Песенное послушание


Через три дня после Сретения Господня храм переоблачится в тёмные одежды — и в тусклом свете мерцающих свечей зазвучит Великий покаянный канон преподобного Андрея Критского. Все мы, коленопреклонённо, будем взывать: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя», накануне испросив прощения у знакомых и не знакомых нам людей.
 
Великий пост… Весна духовная… Как провести это благодатное время? С такого вопроса и начинаем беседу с протоиереем Сергием Киселёвым, автором и исполнителем православных песен, настоятелем храма в честь праздника Сретения Господня села Сулимовки Киевской области.
 
Протоиерей Сергий Киселёв— Жизнь так устроена, а тем более жизнь духовная, что любой праздник венчает молитвенный труд. Ведь время пребывания человека в этом мире — труд. И смысл жизни — в нём; на земле невозможно постоянно праздновать, а вот в мире ином будет что-то иное. Не зря же святые отцы искали не сего града, а думали о граде будущем, и для этого трудились. И нам необходимо работать над собой. Для кого-то это утомительно, мучительно, досадно, но иначе нельзя, труд по созиданию души должен быть нормой жизни. И тогда праздник станет в радость. Я так пытаюсь себя настраивать, живя заботами дня сегодняшнего. Помните, как жёны-мироносицы торопились ко Гробу? Они не чаяли воскресения, они шли со слезами, с горестью… И неожиданно наступило величайшее утешение. Господь всегда готов одарить нас такой радостью, но для этого нужно следовать путём скорбным, молитвенным, трудным. Дай Бог всем нам, и мне тоже, сей дорогой идти не только в Великий пост, а вообще по жизни.
 
— Батюшка, можно ли назвать ваши концерты малыми праздниками? Ведь от песен слушатель получает душевное тепло, которое сродни праздничному теплу…
 
— Мне хочется верить, что мои выступления не душевные, а духовные. Концерты… Хотя тут больше подходит понятие «духовные встречи» — катехизаторские. Праздником в привычном понимании слова они не наполнены. Да, бывают случаи, когда меня зовут петь и на праздники, но такие выступления, как правило, проходят не в храмах, а в воскресных школах.
 
Мои выступления не душевные, а духовные

— Знаю, что благословение на песенное послушание вам дал Митрополит Киевский и всея Украины Владимир. А до этого какой была ваша жизнь? Как созревало желание петь?

 
— На гитаре я научился играть в юности, тогда же начал сочинять стихи, но не помышлял выступать перед публикой. Господь, видя моё такое устроение музыкально-поэтическое, использовал его в Своих целях — благословил как священника на песенное послушание. Произошло это в один прекрасный день, когда меня пригласили в больницу. Я пришёл, исполнил песню, поговорил, снова пропел, снова побеседовал. После меня стали звать в другие места…
 
Помню, как-то знакомый батюшка, договорившись с руководством одного учебного заведения, попросил прийти к студентам и рассказать о Боге. Я прихожу, а на пороге училища меня встречает директор и говорит: «Отец Сергий, а сколько вам времени нужно? Давайте, может, минут пятнадцать?» Противоречить я не стал. Мы зашли в аудиторию, начали беседовать, я запел… В итоге проговорили отведённые пятнадцать минут, потом и весь урок, и большую перемену. Пора прощаться, но пришли другие учащиеся, преподаватели — и мы пробеседовали ещё 45 минут. В тот день я понял, что в людях есть жажда духовного общения. Может, не все мои слушатели это понимают умом, ведь большинство оторванных от православных корней не читали Евангелие, не ходили в церковь, но сердце, душа всё равно тянутся к Богу.
 
— Были случаи, что после концертов люди воцерковлялись?
 
— Да, были. И у меня даже есть стопка записок с именами тех, кто пришёл к вере благодаря моим песням. Этих людей я не искал, они сами нашли меня. Как-то в Петербурге одна медсестра рассказала мне, что к ним в отделение привезли больного умирать. Она, как человек верующий, пыталась уговорить его причаститься, но тот был настроен агрессивно: «Этих попов я знать не хочу!» — и прогнал её. Но женщина не сдавалась, взяла магнитофон и принесла ему послушать диск с моими песнями, не говоря, что поёт священник. Он слушал, слушал — и попросил ещё. В последние минуты жизни больной плакал. Я молюсь о его упокоении.
 
Вторая женщина рассказывала об отце, который благодаря песням пришёл к вере. Третья… Четвёртая… Все случаи я сейчас и не вспомню, но если бы их не было, то не было бы и смысла мне петь.
 
Душа всё равно тянутся к Богу 
Чем должны отличаться концерты православные от концертов светских? И отличаются ли?
 
— К сожалению, любое дело в любой сфере можно извратить. Есть люди, которые песни превращают в бизнес, но я знаю и других, — поющих не ради славы и денег.
 
Одно время меня приглашали на фестивали, где присуждают места. Я поначалу ездил, но потом перестал, потому что в таких конкурсах для меня нет смысла. У меня другая цель. Зачем мне места, дипломы? Лучше я поеду в село, воинскую часть или в тюрьму и пообщаюсь там с людьми. И если после наших встреч слушатели уйдут с просветлёнными лицами — это мне лучшая награда. Ведь для чего человек пишет, поёт? Чтобы с кем-то поделиться, чтобы кто-то его понял. И когда это происходит, то в душе рождается великая радость. А если нет, то зачем тогда всё творчество?
 
— Часто вам говорят: «Вот и священник на сцене»; часто критикуют?
 
— Бывает… У меня как-то спросили: почему в моих песнях мелодии такие, возможна ли другая стилистика, почему ориентируюсь на Высоцкого и Окуджаву, у которых музыка звучала фоном, а главными были стихи? Задумавшись над этим, я пробовал делать оркестровки, но потом ушёл от них, потому что красота музыки отвлекает на себя внимание, а слова на втором месте получаются. Да и такая музыкальная форма вмещает два-четыре куплета, а этого мне для проповеди мало. Впрочем, в моём репертуаре есть несколько кавер-версий известных песен Муслима Магомаева. Музыку я не менял, а стихи переделал. Среди них песни «Ты моя мелодия» (музыка Александры Пахмутовой), «Благодарю тебя» (музыка Арно Бабаджаняна)…
 
— Почему решили написать свою версию текста?
 
— У Николая Добронравова, у Роберта Рождественского хорошие слова, но они душевные. Мне же хотелось расставить духовные акценты в этих песнях, дать им новое звучание. Голос у меня, конечно, не Магомаева, но как смог, так и спел. Правда, получились другие песни. Их предназначение — подсказать слушателю, что существует ещё высшая ступень любви, потому что любое творчество должно быть ступенькой к чему-то возвышенному. Господь сотворил наш мир духовным, душевным и материальным. И мы должны идти вверх к духовному, а искусство — одна из лестниц на этом пути. Человек, конечно, может на культуре зациклиться: музыку слушать, картины, книги скупать, уходить в какие-то нирваны, — но это уровень душевный. А когда он пробивается, как травинка сквозь асфальт, в духовные сферы, когда прикасается к ним, то это рост души, и он очень важен для каждой творческой личности. И я уверен, что от этого бывает радость и на Небесах. Потому мне хочется коснуться сердца человека; а деньги, слава — пустое.
 
Мне хочется коснуться сердца человека; а деньги, слава — пустое 
— Кто в песне главный — композитор, поэт, исполнитель, аранжировщик?
 
— Был случай с Александром Дольским. Я в интернете искал его песни и натолкнулся на статьи, в которых он говорит, что запрещает скачивать, использовать свои песни; мало того, оставляет за собой право преследовать нарушителей в судебном порядке. Мне стало очень больно… Разве не радостно, когда поют твои песни другие люди? Значит, кому-то они нужны, значит, писал ты их не зря. Так же и Высоцкий считал. Он только был против своих подражателей. Мне кажется, делить между собой славу неправильно; это страсти человеческие, гордость, что очень печально. Если бы поэт, композитор, исполнитель служили Богу, а не делили деньги, славу, то света в мире было бы больше. Мы же не творцы, а сотворцы. И это нужно помнить.
 
— Но как побороть гордость, зависть и отдать безболезненно то, что ты считаешь своим?
 
— Это борьба всей жизни. Гордость — основа всех страстей, корень, из которого произрастают грехи. Гордость бывает многоликой и проявляется у каждого человека по-разному. Суть нашей жизни состоит в том, чтобы гордость искоренить и научиться любить Бога и ближних. С Божией помощью это возможно. А лекарство тут одно — смирение. И Великий пост — благодатное время, чтобы это лекарство принимать.
 
Будем смиряться, учиться любить Бога и ближних— А что такое смирение?
 
— Смирение — тайна будущего века, состояние Бога. Он смирен, а мы все гордые. Именно плоды греха таковы. Болезнь коварная, и она настолько страшна, что Сыну Божиему пришлось воплотиться, жить на земле, пострадать, дабы излечить человека. Цена страшная! И большое зло, которое мы сейчас наблюдаем, Бог попускает для того, чтобы мы увидели, к чему приводит гордость.
 
Нет безгрешных людей, но в Церкви есть все средства для спасения. Церковь — это больница для лечения душ человеческих. И когда человек начинает читать Евангелие, участвовать в таинствах, просит помощи у Бога, то Он даёт её. Но для исцеления нужно смириться. Тогда идёт рост; правда, Господь делает так, чтобы человек не видел своего роста, ведь если он будет расти явным образом, то возгордится, и вырастут не крылышки, а рожки. Пока человек не смирится, он не спасётся. Поэтому будем смиряться, учиться любить Бога и ближних и дарить радость друг другу, чтобы Пасха была не просто праздником, а состоянием души.
 
Беседовал Димитрий АРТЮХ
08.02.2018
 
Поделиться с друзьями: