Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Сегодня

16 июля: перенесение мощей святителя Филиппа, Митрополита Московского, всея России чудотворца (1652). ...

Содержание
Главная Nota Bene! Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Мы горели как одна единая свеча


Сестричество во имя преподобномученика Афанасия Брестского сформировалось на основе одноименного братства, что было создано в Бресте в 1996 году. Вот уже 16 лет старшей сестрой является Светлана Семке. В прошлом — строитель, работник ЖКХ. Что стало поводом кардинально изменить область деятельности? Как все эти годы она несёт такое непростое послушание и чем живёт сестричество сегодня? Об этом и беседуем со Светланой Васильевной.
 
Светлана Семке 
— Мне довелось полгода прожить в больнице рядом с умирающим мужем, — вспоминает сестра Светлана. — А после его смерти захотелось направить силы на то, чтобы кому-то помогать. Была мысль пойти работать в больницу… Но тут при Свято-Симеоновском соборе появилось братство. И там наша прихожанка Елена Петровна, окончив курсы катехизаторов, решила организовать школу для взрослых — мы же тогда были людьми безграмотными в церковных вопросах, разношёрстное собрание, в основном женщин, желающих что-то знать о Церкви. Архиепископ Брестский Константин (Хомич) благословил, и при братстве стали проводить занятия.
 
Через месяц Елена Петровна сломала ногу, и священнику Евгению Семенюку (позже — настоятель Свято-Симеоновского собора — ред.) поручили вместо неё на постоянной основе вести нашу школу. В итоге он 6 лет с нами занимался.
 
Школу посещало столько людей, что класс не вмещал — 150 человек! Приходили даже бабушки перед службой — послушать уроки. Отец Евгений предупредил, что будет читать лекции по своему плану, вопросы принимал только в письменном виде и на одном из занятий, раз в месяц, отвечал на них.
 
Школу посещало столько людей, что класс не вмещал — 150 человек! 
— То есть не сразу сёстры пошли к больным, а вначале занялись образованием?
 
— По поводу больниц уже шёл разговор. Председателем братства был Виталий Британов — именно по его инициативе оно появилось. Когда у нас ещё только школа была, Виталий сам пошёл в горздрав, потом к главному врачу больницы скорой помощи. И тот дал добро на устроение часовни. Служили там священники из Свято-Симеоновского собора. Но это было после.
 
А пока отец Евгений начал нас учить петь — у него был прекрасный слух. Батюшка предложил выучить к Рождеству колядки и программу концерта составить. Сначала решил выяснить, у кого какой голос. Я говорю: «Отец Евгений, не знаю ни одной молитвы». А он: «Ну, пойте, что знаете». И я запела свою любимую песню — «Кавалергарда век недолог». Батюшка говорит: «Замечательно! Первый голос».
 
Мы тогда понятия не имели, что такое колядки и как их поют. Кто такой «тропарь» или «кондак»? Что за гласы? Мы под диктовку отца Евгения записывали тексты. Он нам всё рассказывал, вёл нас за собой. И мы — весь класс — горели как одна единая свеча.
 
Когда владыка Константин умер, на Брестскую кафедру назначили епископа Софрония. Он был у нас года два и организовал при Свято-Николаевском храме Бреста ещё одно сестричество, также в честь Афанасия Брестского. Тогда открыли вторую часовню — в железнодорожной больнице.
 
Хор сестер сестричества в Брестской областной больнице, 2005 г. 
— А концерт, который Вы готовили с отцом Евгением, для кого предназначался?
 
— Для больных. Надо сказать, что для нас не было проблемы прийти в больницу, принимали везде — и в скорой помощи, и в железнодорожной.
 
— Ходили без облачения?
 
— Какое облачение? Мы были просто слушателями воскресной школы. На Святках ходили со звездой, колядовали вместе с детьми и внуками. Большая программа была, интересная!
 
Потом братства не стало, а школа при приходе осталась. У нас тогда уже три программы было — на Пасху, Рождество и Великий пост. В 2002 году пришёл новый архиерей — Иоанн (Хома). Помню, конец года, а отец Евгений сообщает: «Вы знаете, епископ Иоанн говорит, что достаточно уже занятий для взрослых — вон, в семинарии и академии за 6 лет высшее образование получают». Мы решили, что будем убеждать владыку оставить школу — за прошедшие годы все так сдружились! Отец Евгений тоже расстроился, но он всегда учил нас терпению: «Смиряться надо. И пригласить нашего архиерея на последнее занятие».
 
В мае 2003-го пришли мы на приём к Владыке — я и руководитель хора Евдокия Дмитриевна Сафонова. Начинаем предлагать ему посетить школу... Он соглашается прийти 1 июня. Все молчат… А меня как кто толкает — скажи, скажи! Но как говорить с архиереем? Я до этого думала, что епископы — как иконы, на них только смотрят. Но говорю:
 
— Владыка, последнее занятие школы для взрослых, а может, первый урок для нас в каком-то другом качестве?
 
— В каком?
 
— Простите, но учеников нельзя распускать: у нас две часовни, хор, мы с концертами ходим по больницам.
 
— Так это же готовое сестричество! Так, всё — организовываем сестричество! Приду — всё мне расскажете о себе.
 
Помню, в тот день мы накрыли сладкий стол. Я принесла все свои 8 конспектов, кто-то ещё тетрадки. Каждая из нас речь приготовила. Пообщались. Владыка говорит: «Ну что ж, поздравляю, с этого дня — 1 июня 2003 года — вы — сестричество в честь преподобномученика Афанасия Брестского».
 
И началось — стали устраивать собрания, организовывать работу.
 
Преобразования Воскресной школы в сестричество 01.06.2003 г. 
— А сколько было сестёр тогда?
 
— Записалось человек 75. Потом часть ушла, и осталось 55. Написали Устав. Отец Евгений стал духовником.
 
— После концертов чем занялись?
 
— Когда священники нашего Кафедрального собора начали ходить в больницу скорой помощи, слушательницы школы помогали им в часовне — собирали больных, готовили к исповеди. Это и сейчас требные сёстры делают.
 
Как только организовалось сестричество, я предложила Евдокии Дмитриевне организовать уход за больными. Я же видела, как люди там нуждаются в этом, что санитарки не успевают. Она: «Никого не найдёшь, сёстры не захотят…»
 
Но мы пошли с предложением к главврачу (тогда был Олег Иванович Величко), и он сказал: «Я рад, потому что к нам, в больницу скорой помощи, привозят людей с вокзала, бомжей, у них нет родственников — за ними некому ухаживать».
 
— Сколько сестёр согласилось на такое служение?
 
— Две. Потом пять. Потом количество менялось.
 
Облачения епископом Иоанном сестер в формы, 2003 год 
— И вы осуществляли этот уход абсолютно благотворительно? Без оплаты?
 
— Это и сейчас так. Сёстры по уходу посещают больницу один раз в неделю — каждое воскресенье после ранней Литургии в соборе. И нас всегда ждут, знают, что придём. Когда входим в отделение, санитарка сразу же бежит по коридору, палаты открывает и сообщает: «Готовьтесь, ваши пришли! Счас помоют вас, подрают». Она же одна на всех — ей некогда.
 
Причём, помогаем не только православным, а людям любой веры. Был такой случай. Поступила больная в травматологию, а там же месяцами лежат на растяжке. Мы приходим, ухаживаем за другими, а она смотрит. Сёстры, когда работают, рассказывают, кто они, откуда. Нам задают вопросы о православных праздниках, как молиться за детей, много о чём…
 
В следующее воскресенье эта женщина вдруг заплакала и спрашивает:
 
— А вы не могли бы и мне помочь?
 
— Да, конечно!
 
— Нет, вы мне не будете помогать, я же — не православная.
 
— А кто?
 
— У меня сын — пресвитер баптистской общины.
 
— Подумаешь! Вам нужна помощь?
 
— Нужна.
 
— Значит, поможем!
 
И сколько мы мыли эту женщину — столько она рыдала. Так что для нас совершенно не имеет значения, кому помогать. Когда страдает тело, начинаем ухаживать за ним — размягчается душа.
 
Мы окормляем больных и на дому — ходим к лежачим.
 
Мы окормляем больных и на дому — ходим к лежачим 
— Так у вас, можно сказать, многопрофильное сестричество?
 
— Да, вначале тянули всё, что только можно было, плюс дежурство в храме и уход за могилами священников. Каждую весну чистили их, убирали, готовили к Радонице. Потом решили молодёжи отдать это послушание.
 
Первый год так рвались! Много было всяких предложений. Даже просили у отца Евгения благословения поехать в монастыри, огороды копать. Он не разрешил: «Вам сил ни на что не хватит. Смотрите, сколько вы уже на себя взяли!» А ведь тогда кроме Рождества, Великого поста и Пасхи подготовили ещё осеннюю программу православных праздников — репетиции, концерты, и всё после работы. Почти все сёстры — пенсионерки, но всё равно работают… И в детский дом ходили когда-то.
 
Да, у нас много направлений работы. Три часовни, каждую неделю там исповедь, Причастие, читаются акафисты, молебны. Собрания сестёр. То есть четыре дня в неделю сёстры заняты, а у каждой — семья...
 
У меня лично в первый год служения был такой случай. Форму шью, бегаю на все крестные ходы, на все службы. Однажды в субботу оделась, собираюсь выходить, а мои два сына (одному 27 было, а второму — 16) стали в дверях, взявшись за руки. Удивляюсь: «Не поняла, что это вы так?» Они сделали шаг вперёд и говорят: «Сестра милосердия, прояви милосердие к своим детям! Свари нам что-нибудь горячее, мы неделю не ели первого».
 
Сестра милосердия, прояви милосердие к своим детям! 
— Ваша реакция?
 
— Как у шарика, который сдувается… Помню, потом на собрании рассказала это, и отец Евгений подытожил: «Прежде всего милосердие к своим родственникам и только потом — к чужим! Если у вас дома не будет мира, люди будут видеть вашу напряжённость. А вам надо к ним со спокойной совестью приходить».
 
Часовня Казанской иконы Богородицы в городской больнице №1 Бреста 
— И в завершение, может, ещё какой-то памятный случай из Вашей практики?
 
— Однажды пришли мы в отделение травматологии. Заходим в мужскую палату. Поздоровались и спрашиваем: «Кто нуждается в помощи? Помоем, побреем, пострижём, поменяем постель и одежду, покормим…» Смотрим — все больные ухожены, ко всем приходят родные. «Но, — говорят они, — есть у нас один дедок дряхлый, может быть, ему помочь? Совсем плох, вряд ли до понедельника дотянет». Оглянулись мы: лежит на кровати человек, но его почти не видно, так — тень под одеялом. Мы к нему: «Дедуля, Вы нас слышите? Вам помочь? Чем?» Тишина. И вдруг еле слышно: «Подмогните…»
 
Мы начали думать, чем «подмогнуть». На нём такой явный слой одинокой жизни, неухоженности, аж душа замерла от жалости! Нужно помыть человека. Лежачего не помоешь, да и не покойник пока. «Дедуль, сесть на кровати сможете?» Скрипит: «Подмогните…» Подмогнули — втроём посадили в кровати — сидит, не падает. Начали протирать его полотенцами, видим — надо мыть серьёзно: «Дедуль, а если мы Вас на табуретку попробуем посадить? Сможете?» Он чуть громче: «Подмогните…» Подмогнули — принесли табурет, посадили — сидит, хоть и сгорбился. Начали суетиться смелее. Видим — пока жив!
 
Начали мыть, боимся нажать на мочалку — а вдруг навредим, на вид, — ну, совсем доходяга. Запасной одежды у него нет, принесли свою из часовни, там всегда что-нибудь в запасе. И пока мы его в порядок приводили, вся палата с замиранием сердец смотрела — только бы не помер под руками сестёр милосердия!
 
Короче: отмыли, переодели, постель поменяли, уложили, слегка покормили… Чистый, даже приятный вид у дедка проявился… Постояли у кровати, попрощались и пошли.
 
Через неделю идём и меж собой вздыхаем: «Как там наш дед? Жив ли?» Приходим в отделение и сразу же идём в его палату. Заходим — его кровать пустая, заправленная для нового пациента. Молчим, и все в палате молчат…Спрашиваем: «Что? Всё?» А в ответ хохот:
 
— Да, всё! Выписали вашего деда!
 
— Как?
 
— Да уснул он после вас. Потом вечером поужинал, а назавтра, в понедельник, обход. Врачи спрашивают: «Ну, как, дедушка?» А он им: «Ничего, поздоровел малость. Вчерась ангелы приходили, в белом, с крыльями, прибрали меня, помяли, потёрли — уже ничего не болит. Выписывайте меня, домой надо, животные там…» Доктора послушали его, поулыбались, да и выписали.
 
Преподобномученик Афанасий Брестский 
Это наши белые платки сестринские ему крыльями показались — вот и ангелы. А в больницу, видно, дед попал из-за одиночества — тяжко ему стало.
 
Много всякого случалось в нашем служении — и хорошего, и скорбного, — всего не перескажешь. Но слава Богу за эту школу жизни, которую мы с сёстрами проходим!
 
Беседовала Елена НАСЛЕДЫШЕВА
Фото предоставлены автором
05.04.2019
Поделиться с друзьями:
Подписка на журнал "Врата Небесные"