Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Cегодня

25 ноября: святителя Иоанна Милостивого, Патриарха Александрийского, преподобного Нила, постника. ...

Содержание
Архив Dei Verbo Контакты Мы в соц сетях
Рекомендуем

«Благодарю Господа и преподобного Елисея»


«Благодарю Господа и преподобного Елисея»
 
Одно из удивительных мест белорусской земли — Свято-Елисеевский Лавришевский мужской монастырь. На живописном берегу Нёмана, недалеко от древнего Новогрудка, он возник ещё в XIII веке. Много раз разрушался, но всегда восстанавливался.
 
У меня, уроженки Новогрудчины, к этой святой обители особенная любовь, которая появилась задолго до того, как я попала на монашеский остров. А случилось это впервые ранней весной, когда не существовало моста, и добираться до Валаама Белой Руси нужно было или на лодке, или по плавающей тропке-кладочке. Ещё на подходе к обители я почувствовала особую тишину, благодать, увидела неповторимую красоту и гармонию этого уединённого оазиса вечности.
 
Посчастливилось познакомиться со старцем СерафимомВ один из последующих приездов посчастливилось познакомиться со старцем Серафимом (тогда — иеромонахом Лазарем), за молитвенной помощью и духовными наставлениями к которому спешили многие. Седой, сгорбленный монах сидел на камушке и улыбался. От него исходили такие доброта и свет, что не подойти, даже толком не понимая, зачем, было просто невозможно… Он первым поселился тут с послушником Владимиром. В то время доводилось слышать лишь удивлённые разговоры: «Как выжить двум людям на этом острове, где нет практически ничего? Что они будут там делать?» О древней обители тогда знали немногие.
 
Ещё позже в Новогрудке я познакомилась с сестрой Зинаидой Петрович. Оказалась: она не только знала схиигумена Серафима, но и вместе с супругом, чем могла, помогала монаху, который многое сделал для возрождения обители.
 
— Сестра Зинаида, как сложилось, что вы стали часто бывать в Лавришевском монастыре в то время, когда о нём забыли многие?
 
— Пути Господни неисповедимы! Видимо, для укрепления в вере Бог дал мне увидеть столько чудесных событий. В Новогрудке я была певчей в Борисо-Глебской церкви. Около семи лет стояла на клиросе на одном и том же месте. Напротив находилась большая икона преподобного Елисея Лавришевского. Казалось, он смотрит мне прямо в глаза. Но я долгое время не знала этого святого, тем более и подумать не могла, что побываю в монастыре, который носит его имя. Деревни Лавришево, Гнесичи, где находится обитель, тоже не были мне знакомы. Впервые оказалась там, когда совершался крестный ход из Новогрудка. Именно тогда архиепископ Новогрудский и Слонимский Гурий привёз сюда иеромонаха Лазаря (ныне покойного схиигумена Серафима) и послушника Владимира. Как мирской человек я мало что рассмотрела в суете: помогала кормить паломников и была сосредоточена больше на своих обязанностях. Однако очень хотелось взять благословение у старенького седого иеромонаха. Этот батюшка с первого взгляда напомнил мне святого Серафима Саровского. Но подойти к нему я так и не осмелилась.
 
И вот все разошлись, а два человека остались жить на острове. Меня это очень впечатлило. Вокруг ведь никого: только вода, леса, да бескрайние занёманские луга…
 
И вот все разошлись, а два человека остались жить на острове 
Я вспомнила икону преподобного Елисея ЛавришевскогоЧерез месяц я неожиданно снова отправилась в Лавришевскую обитель. У брата возникли серьёзные проблемы. Я ему предложила: «Поехали в монастырь, там недавно старец поселился». Мы посетили службу, взяли у батюшки благословение. Тогда в храме практически ничего не было: ни отопления, ни пола даже... Меня стало тянуть в это место, и я вспомнила икону преподобного Елисея Лавришевского, которая столько лет находилась рядом, хоть я не сразу заметила её и узнала святого.
 
— Наверное, сегодня и про святого, и про монастырь вы знаете немало?
 
— Страница за страницей открывались удивительные вещи. Я люблю читать. К Богу шла через книги, в которых говорится о Его святых, духовной жизни. Но тут я своими глазами видела явные чудеса, слышала о них от свидетелей. Во время приездов в монастырь мы с мужем иногда ночевали у местных жителей. Однажды старенькая бабушка Шура поделилась сокровенным. Как оказалось, их семью с монастырём связывает особая история. Когда в 1915 году обитель сожгли, бабе Шуре — тогда девочке Сашеньке — было шесть лет. На месте святого престола её отец посадил сирень. Маленькой дочери он дал строгий наказ: «Я не доживу. А ты помни, что именно на этом месте стоял святой престол. Когда будет возрождаться монастырь, расскажи и покажи людям». Девочка не забыла о переданной тайне. Спустя много лет, уже в преклонном возрасте, она увидела плывущих по реке монахов с лампадой Неугасимого огня. Они выслушали её, что-то записали… Через несколько лет началось возрождение обители. Сегодня храм и святой престол стоят именно на том месте, где некогда, дожидаясь своего часа, цвела сирень. Господь устроил так; благодаря благочестивым людям святыня не осквернилась.
 
В Новогрудке я познакомилась с сестрой Зинаидой Петрович 
— Как вы начали нести послушание при монастыре?
 
— Я не могла остаться безучастной. Хотелось хоть как-то быть полезной. На острове тогда не было почти ничего. Чтобы провести телефон, я обратилась к начальнику узла связи. Все отзывались и старались помочь. Запомнилось, как прокладывали кабель. Работа нелёгкая, но шла весело и доставляла радость! Первое время особенно хватало неустройств, но всё с Божией помощью решалось. Например, кому печь просфоры? Я возила их из Новогрудка, чтобы можно было служить Литургию.
 
О жизни батюшки до приезда в Лавришево я знала немного. Разве будешь у монаха расспрашивать?.. Родом он из России. С малых лет попал в детский дом. В 1976 году Иван Тимофеевич Бочаркин (так его звали в миру) поступил в Свято-Успенский монастырь в Одессе. Через год был пострижен в рясофор с именем Василий, а ещё через два — в малую схиму с именем Лазарь (в честь святого праведного Лазаря). В 1990 году его рукоположили в иеродиакона и в том же году — в иеромонаха.
 
В 2000-м отец Лазарь переехал в Новогрудскую епархию. Воля Божия была подвизаться ему в возрождающемся Свято-Елисеевском Лавришевском монастыре, где отец Лазарь стал наместником, затем — духовником. В 2007 году за усердные труды во славу Святой Церкви он был возведён в сан игумена. Через два года, ввиду преклонного возраста, пострижен в великую схиму с именем Серафим в честь преподобного Серафима Вырицкого.
 
Первую зиму батюшка и послушник Владимир жили одни. Когда началась весна, разлившийся Нёман две недели не давал возможности никуда выбраться. Ход в монастырь тоже был закрыт. Но настоятель как знал: зимой они насушили сухарей, ими всё это время и питались.
 
Однажды отец Серафим позвонил и сказал: «Зинаида, я в печали. Я остался один, не могу служить Литургию». Тогда на протяжении нескольких месяцев каждую субботу и воскресенье мы с супругом мчались в монастырь. Муж пономарил — подобный опыт у него уже был в одной из церквей Новогрудка. Я принимала записки. Так и служилась Литургия! Пели в хоре несколько стареньких местных бабушек. На службу люди приплывали на лодке. Какое это было время, какая молитва! Я была словно не на земле! Только представьте: темно, в Нёмане светятся окна домов, мы возвращаемся из храма после вечернего богослужения, идя друг за другом с фонариками по болоту...
 
Все пожертвования батюшка отдавал на стройку 
— На ваших глазах обитель восстанавливалась и менялась…
 
— Все пожертвования батюшка отдавал на стройку, когда был один и когда появились послушники. Я удивлялась: «Зима. Холод. Надо же вам и в магазин за продуктами сходить». А он с неизменной улыбкой отвечал: «Господь пошлёт нам хлеба!»
 
Бывало, что при необходимости по три раза на день я ездила из Новогрудка в монастырь, — а это около тридцати километров в одну сторону. Силы были, и радостно было. Не уставала совсем. Как-то позвонил батюшка: нужны щебёнка и песок. Я поехала вместе с водителем, чтобы показать путь. Подъезжаем, а батюшка стоит на дороге за монастырём, встречает нас, как будто знал, что именно сейчас прибудем.
 
Дом, в котором жили монахи, лет восемь назад горел. Жертв удалось избежать. Батюшка всех разбудил. Братья выпрыгивали из окон второго этажа, но обошлось без серьёзных травм. Потом батюшка рассказал: ему приснилась Матерь Божия и сказала: «Вставай и кланяйся». Он проснулся и почувствовал запах дыма… По Промыслу Божию на месте сгоревшего домика воздвигнут памятник преподобному Елисею Лавришевскому.
 
— Сегодня многие стремятся хотя бы раз побывать в древней обители, увидеть памятник святому Елисею, посетить могилу подвизавшегося старца…
 
— По вере происходят чудеса! Люди приезжают с просьбами об исцелении, с разными житейскими проблемами и скорбями. Это особенное место! Ведь церковь в деревне Лавришево, возведённая на месте древнего монастырского храма, никогда не закрывалась. В тяжёлые времена гонений, здесь не было священника, не проводились богослужения. Но храм всегда оставался храмом. Местные жители по домам собирали деньги и платили налог, чтобы в церкви не открыли библиотеку или клуб. Так, покровительством преподобного Елисея Лавришевского святое место не было осквернено. А в прошлом году здесь нашли мощи святого. Батюшка Серафим когда-то так и говорил: «Будем молиться, и мощи откроют себя. О существовании этого святого места будут знать во всём мире».
 
Церковь в деревне Лавришево никогда не закрывалась 
Столько произошло здесь чудес, свидетельницей которых мне посчастливилось стать! Настоящая, духовная жизнь и наша современная суета — это небо и земля. Благодарю Господа и преподобного Елисея Лавришевского, что довелось увидеть истинный свет и необыкновенных людей: старца Серафима, деревенских бабушек-певчих, выросших около монастыря… С такими людьми даже не ощущаешь сумасшествие XXI века.
 
Сегодня верующие спешат поклониться памятнику и мощам преподобного, посетить его обитель, побывать на могилах иеромонаха Доната и схиигумена Серафима, которые похоронены тут… И чудеса продолжаются! Я и при жизни просила батюшку помолиться, и сегодня обращаюсь к нему, и получаю помощь!
 
Татьяна ШИМКО
03.11.2017
 
 
Поделиться с друзьями: