Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Cегодня

25 сентября: священномученика Автонома, епископа Италийского (313). ...

Содержание
Главная Nota Bene! Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


За час до агонии


Недавно мне посчастливилось посетить Третьяковскую галерею, и, несмотря на то, что все произведения в этой сокровищнице русского художественного таланта, бесспорно, достойны слов восхищения, моё внимание особо привлекла картина, на самом деле не представляющая собой какого-то открытия, ибо сюжет её банален — «Всё в прошлом». Жизнь, которая ещё вчера казалась нераскрытой книгой, дочитана до эпилога. Остались только воспоминания и кажется: менять что-то в ускользающих мгновениях уже бессмысленно. Как часто лукавый враг рода человеческого пытается убедить нас в отсутствии сил, времени, возможности пересмотреть свою жизнь и попытаться её исправить. Особенно, когда человек находится в шаге от смертной агонии.
 
Сюжет её банален — «Всё в прошлом» 
Это очень сильный довод: жизнь прожита, менять что-то поздно, смерть стоит у порога… С ним приходится сталкиваться священнику, который стучится в дверь за минуту до стука смерти. А у него только один аргумент — ещё не конец! И тут важно, что слышит умирающий: либо — «ты так просто не отделаешься», либо — «у тебя остался шанс всё исправить».
 
Ободрением в деле миссии среди смертельно больных служат два обстоятельства: Бог ничего не делает бесцельно; если же человек дожил до твоего прихода к нему, следовательно, Господь его хранил для чего-то, и есть шанс на спасение и раскаяние. Значит, необходимо иметь у себя в арсенале две составляющие, без которых нет смысла идти туда, где надежда утрачена, — веру и любовь. Вера в то, что Бог способен обратить человека к Себе (ибо любая миссия берёт начало там, где люди доверяют Богу), и искренняя и горячая любовь к нему.
 
Человеку противоестественно греховное состояние 
Человеку противоестественно греховное состояние, а тем более невыносимо следствие греха — разрыв с Богом. Герой «Преступления и наказания» Родион Раскольников понимает: он не старуху убил, а себя, и за преступление необходимо понести наказание, и пройти через покаяние, ибо по-другому нельзя преодолеть греховное разделение между человеком и Богом. Человек по естеству своему сам хочет быть наказан за совершённые им грехи, даже сделанные в молодости, следы которых занесены песками времени. Однако он зачастую не в силах не только сдаться в руки правоохранительных органов, чтобы понести наказание за вину, для него невыносимую, или явиться к священнику и рассказать о своих грехах, но и открыть душу самому близкому человеку.
 
Поэтому священнику необходимо идти к умирающим, ибо, во-первых, его там ждут, а, во-вторых, каяться никогда не поздно. На каком бы этапе падения ни находился человек, как бы ни закоснел в греховности, Бог может простить, а, следовательно, есть надежда на спасение.
 
В момент последней годины люди особенно нуждаются в Господе, даже те, кто не верит в Него. Исправить жизнь, повторюсь, никогда не поздно. Существуют примеры глубокого и спасительного предсмертного покаяния, самый известный из которых — исповедь благоразумного разбойника, распятого по правую сторону от Господа Иисуса Христа. Конечно, надеяться на повторение такого чуда в своей жизни — дерзость, но если идёшь к умирающему, необходима твёрдая вера, что чудо повторится, ибо Бог ничего не делает напрасно, без особого промысла.
 
Надеяться на повторение такого чуда в своей жизни — дерзость 
О возможности чудесной перемены свидетельствуют и произведения великих русских писателей («Смерть Ивана Ильича» Л. Толстого, «Господа Головлёвы» М. Салтыкова-Щедрина и др.). Даже если человек погряз в своих пороках и потопил благие стремления в обывательской луже, всё равно, ещё ничего не потеряно. И очень важно, чтобы находящемуся на пороге иной жизни, вложить в сердце евангельскую мысль: «Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасён был чрез Него» (Ин 3: 16–17). Иисус Христос есть Источник жизни, и для тех, кто воссоединяется с Ним, не страшно умирать, ибо Он победил смерть и осуждение и заменил их вечной жизнью.
 
«В чём застану в том и сужу» 
Умирающему нужно напомнить: для перехода в вечность немаловажным является то, с каким сердцем человек это делает, ведь принцип суда Божия таков: «В чём застану в том и сужу». Человек должен искренне покаяться перед смертью, и тем самым убрать единственную преграду, которая разобщает нас с Богом и вселяет страх перед встречей с Творцом, ибо главный враг бесстрашной смерти — грех; оттого смертный страх можно вытеснить покаянием, надеждой на Бога, любовью к Нему и мужеством. Удалив грех от себя, мы взглянем на смерть не как на исчезновение, а как на радикальное изменение способа бытия. Увидим, что смерть — не стена, а дверь. Ведь не зря древними христианами день смерти воспринимался как день рождения в вечность. Они считали его переходом от худшей жизни к лучшей: «Имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше» (Флп. 1: 23)
 
Смерть — не стена, а дверь 
Отец Павел Флоренский говорил: нужно научиться умирать, изобрести способ правильно приготовиться к важнейшему событию в своём земном странствовании. Всерьёз думать об этом надо в течение всей жизни, а не в самом конце, как двоечник перед экзаменом. Но что делать, когда человек, стоя у двери в экзаменационный кабинет, понимает: предмет не подготовлен, и расплата за невыученные уроки неминуема? Ответ очевиден! Единственный выход – уповать на милость Учителя и со слезами просить у Него прощения за плохое знание урока.
 
Отец Павел Флоренский говорил: нужно научиться умирать 
Такие доводы помогут убедить давно смирившегося с мыслью, что «всё в прошлом», увидеть: впереди — новая, лучшая жизнь. Поэтому очень важно включить в опыт умирания искреннее раскаяние и причащение, дабы встретиться с Господом нашим Иисусом Христом ещё в земной жизни и тем самым достойно приготовится ко встрече с Ним в вечности. Тогда избавимся от страха перед грядущей неизвестностью, как сказал святитель Киприан Карфагенский: «Бояться смерти может только тот, кто не хочет идти ко Христу», — а стремящийся к Нему понимать, что у Бога нет возмездия, а лишь милосердие по отношению к его возлюбленным чадам.
 
Бояться смерти может только тот, кто не хочет идти ко Христу 
Иерей Александр БОЙКО
15.08.2018
Поделиться с друзьями:
Подписка на журнал "Врата Небесные"