Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Cегодня

23 сентября: мучениц Минодоры, Митродоры и Нимфодоры (305-311). ...

Содержание
Главная Nota Bene! Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Яд под сладкой глазурью гуманизма (часть 2)


Открытая площадка для обсуждения 
Начало беседы читать здесь >>
 
В продолжение интервью директор Московского института демографической безопасности, соучредитель Межрегионального фонда социально-психологической помощи семье и ребёнку, сопредседатель Международного общества артпедагогов и арттерапевтов, член Союза писателей России Ирина Медведева высказывает мысль, что такого института, как ювенальная юстиция (в европейской интерпретации) быть не должно!
 
— При советской власти, в исключительных случаях разумеется, тоже лишали родительских прав, — говорит Ирина Яковлевна. — Но современная ювенальная юстиция делает другое — она нацелена на то, чтобы отнять как можно больше детей и отчитаться (уж не знаю, перед кем) количеством семей, которые удалось «исправить».
 
— Судя по сказанному вами, Ирина Яковлевна, ранее, ювенальная юстиция ведёт к разрушению семьи…
 
— Это разрушение семьи, разрушение психики и нравственности ребёнка, ведь тот, кого изъяли из семьи, начнёт ненавидеть государство, которое это сделало, ненавидеть людей… Это создаёт массовку «майдана». Самые способные будут её лидерами. Кстати, очень интересно, какие дети в Москве выходят на улицы по призывам ставленников Америки. Я думаю, там очень мало детей из нормальных семей и, наверняка, нет детдомовцев, потому что в детских домах всё-таки есть контроль. Это пока ещё государственные учреждения, откуда не пустят на оппозиционную массовку.
 
— То есть из детей, лишённых семьи, вырастают люди, которыми можно легко манипулировать?
 
— Конечно, и им дают соответствующих приёмных родителей. У нас это уже так и называется — «профессиональные родители». Большинство их — члены неопротестантских сект с хозяевами в Америке. Так что они будут растить янычар. Ювенальная юстиция — политически важный акт для наших врагов.
 
Яд под сладкой глазурью гуманизма (часть 2) 
— Но ведь есть и положительный опыт усыновления! И немало православных, верующих семей, где растут приёмные дети.
 
— Есть и хороший опыт. Но сейчас до чего мы дожили! В России, где честная бедность уважается, многодетной семье не помогают, а отнимают детей за бедность. Усыновляют их «профессиональные родители». Это стало бизнесом. Они получают очень большие деньги. Если же ребёнок ещё и болен, за него можно получить около 80 тысяч рублей. Мало какой человек столько зарабатывает. Это заработок бизнесменов.
 
Недавняя история: приёмная семья, 13 детей с диагнозом ВИЧ и один свой. «Родители», по сути, миллионеры! Они строили себе дома, покупали автомобили. А дети у них, как оказалось, спали на полу, ели одни макароны, были неразвиты — психологически, педагогически, логопедически, — даже физически запущены, каких ни в одном детдоме не найдёшь! Никто с ними не играл. Когда я просила их нарисовать маму и папу, они кричали: «Это не мама, это не папа! Он нас бьёт!» Но в эту семью почему-то не приходили представители ювенальной юстиции. (Когда получаешь такие деньги, то можно «отстегнуть» тем, кто дал тебе столько детей с диагнозом ВИЧ.) А если раз в полгода приходили для контроля органы опеки, «родители» перевозили своих подопечных в другой, шикарный дом и показывали фотографии наряженных детей…
 
— Но каждый случай индивидуален!.. Каковы масштабы распространения ювенальной юстиции?
 
— Не могу сказать про СНГ, не владею статистикой. Но сейчас я работаю в группе при сенаторе Елене Мизулиной. Согласно её «Альтернативному докладу» о состоянии семей, в России в течение 2016 года было отнято 309 тысяч детей. Масштаб огромный!
 
Ювенальная юстиция нацелена на то, чтобы отнять как можно больше детей 
— Что реально можно сделать? Какие меры предпринять?
 
— В первую очередь, мы должны говорить правду о том, что это явление существует, и оно страшное. «Планирование семьи» — международная организация, которая появилась в Америке в 1921 году. Её штаб-квартира сейчас в Лондоне. До Нюрнбергского процесса эта организация называлась просто — «Контроль над рождаемостью». Очень откровенно. Потом пришлось прикрыться другим наименованием — «Планирование семьи». Семья — от неё веет добрым, и планирование тоже вроде бы хорошая штука. А делают они что? Отчитываются количеством сделанных абортов, распространённых гормональных контрацептивов, которые, в буквальном смысле слова, убийственны, ибо почти все носят не так называемый заградительный характер, а абортивный, только на очень ранних стадиях. Кроме того, разрушают женское здоровье.
 
Они решают, кому рожать, а кому нет. Причём обманывают людей. Я знаю многих женщин, которых заставили сделать генетический анализ. И потом, глядя в эти бумажки, говорили: «Всё уже понятно — родится «даун», надо сделать аборт». Но те женщины, которые решились не делать аборт, родили здоровых детей. Даже если бы на ранних стадиях могли диагностировать всякие болезни, ведущие к инвалидности, то разве, если у тебя в утробе инвалид, его надо убить?! Это же Господь решает, через кого Он даёт новую жизнь. Только в крайних случаях, когда люди фактически перестали быть родителями, может вмешиваться человек.
 
Только в крайних случаях может вмешиваться человек 
— Один белорусский педагог приводил пример с дневником современного ученика, где, по сравнению с советским периодом, перечень прав и обязанностей существенно изменился — прав стало больше, чем обязанностей… А в каком соотношении должны быть права и обязанности ребёнка, чтобы сформировалась зрелая личность?
 
— Знаете, это же не аптечные весы, где с точностью до грамма можно всё взвесить. Но при нормальном воспитании, если ребёнку, в связи с его возрастом, даются новые права, на другой чаше весов обязательно должна находиться, пускай не равная — больше или меньше, — гирька обязанностей. Ребёнок будет этому только рад, поскольку чувствует себя взрослым. Он-то видит, что у взрослых прав много, но и обязанностей масса. И ощущает себя более взрослым, более уверенным, когда его права сочетаются с обязанностями. Вот и нужно соизмерять это. Даёшь ещё какое-то право — придумай и обязанность.
 
Тем более, придумывать особо не надо; взрослые сейчас так задёрганы жизнью, например, в Москве, где скопище «новых русских»! Все остальные смотрят на них и из кожи вон лезут на трёх работах, чтобы немного «соответствовать». Потому они рады, когда можно хоть какую-то обязанность отдать ребёнку. И детям это очень полезно.
 
Но, к сожалению, сейчас некоторые родители даже подают в суд на школу. Как это было несколько раз в Свердловской области. Там детей в школе попросили помыть окна. Вместо благодарности педагогам за приобщение учеников к труду, родители подали в суд, потому что… нарушены права детей.
 
— О том-то и речь, что в настоящее время внимание, которое уделяется защите прав ребёнка, какое-то нездоровое…
 
— Когда приводишь в порядок психику трудных детей, то порою приходится больше заниматься не ими, а родителями. Ведь сегодня очень многое в патологическом поведении детей связано с тем, что их перестали нормально воспитывать. Им всё можно, у них нет обязанностей. Даже термин такой появился — «детоцентризм», когда мир вращается вокруг ребёнка. Но он от этого (как сами дети выражаются) шизеет. Ребёнку это, может быть, нравится, но его психике — нет.
 
Когда приводишь в порядок психику трудных детей 
— Вот реальный отрицательный пример воспитания. Один отец сказал своему сыну: «Я тебя родил — и этого с тебя достаточно». То есть полностью устранился от воспитания ребёнка. Тот рос, рос — и в итоге начались алкоголизм, наркотики, игромания…
 
— Дети, на самом деле, всё чувствуют. Подростки, которые делают вид, будто они главнее родителей (как дети выражаются, «самее папы»), всё равно в глубине души знают: родители — самые умные, самые прекрасные люди. И дети плохо себя чувствуют, тревожатся, если их перестают воспитывать, дают понять: мол, всё можно, ты мудрее нас, мы не будем делать замечаний, сам делай выбор. Вот как могут наши либералы сказать матери, чей сын наркоман: «Вы, конечно, вправе информировать взрослого сына, что наркотики вредны для здоровья, но должны помнить — это его выбор»?!
 
Или не менее одиозный случай. Одна семья со своим сыном переехала в Москву из Армении. Мальчик-восьмиклассник занимался дзюдо, и тренер его развратил. Когда родители почувствовали неладное, мальчик признался и готов был вместе с матерью пойти к психологу. Она узнала про какой-то кризисный центр и повела его туда. Психолог выслушала и мать, и ребёнка, а потом (при сыне!) сказала: «Мамаша, это вас надо лечить, раз вы хотите повлиять на сексуальную ориентацию уже взрослого 14-летнего сына». Ребёнок победно посмотрел на маму и вышел из этого центра уже другим человеком, гордо подняв голову…
 
Ювенальная юстиция нужна ещё для того, чтобы превращать детей в содомитов. Кстати, за границей, где уже разрешены не только однополые браки, но и усыновление этими людьми детей, отнятых малышей им и отдают. И говорят: «Они очень любят детей. Им так хочется ребёнка воспитывать!» Я психиатрию хорошо знаю, и могу вам сказать, что гомосексуалы лишь делают вид, будто любят взрослых мужчин, — они любят мальчиков. Просто большинство из них боится сесть в тюрьму. А уж когда ты получаешь в полное распоряжение усыновлённого ребёнка, можно не волноваться. Ребёнок попадает в ад ещё при жизни.
 
Словом, у ювенальной юстиции немало разных целей… Дело зашло далеко, но мы должны этому противостоять, ибо не будет жизни в России, если восторжествует ювенальный проект. У многих людей дети — последнее, что осталось. В провинции немало бедных либо лишённых возможности заниматься любимым делом. Они просто зарабатывают деньги, и часто им это не только не интересно, а противно. Нередко молодые родители говорили мне: «А что нам делать? Хочется заниматься любимым делом, но надо кормить семью, и потому приходится работать в банке или служить «офисным планктоном»…» Так что единственная радость и оправдание жизни — это дети. Если их отнять — всё...
 
В Америке уже отменили слова «отец» и «мать». Теперь даже их не называют «родитель № 1» и «родитель № 2», а — «гендер № 1» и «гендер № 2». Поэтому, когда люди говорят: «Хочется жить за границей!», — только плечами пожимаю: как можно стремиться туда, где не просто содом, а диктатура содома, от которого некуда спрятать своих детей. Это жизнь в комфортном аду. Надо 100 раз в день благодарить Бога, что мы живём не там.
 
Не будет жизни в России, если восторжествует ювенальный проект 
— Ирина Яковлевна, а вас не смущает, что усилий прилагаете много, а результат, судя по всему, недостаточный?
 
— Конечно, КПД наш очень низкий, поскольку у людей, которые внедряют ювенальную юстицию, — деньги, власть, очень мощное зарубежное покровительство. Но главное — власть, ведь есть люди в верховных органах, заинтересованные во внедрении ювенальной юстиции; вероятно, кому-то не в нашем государстве они это пообещали. И очень трудно с ними справиться. Но бороться надо. Вспомните: Господь наш Иисус Христос, пригвождённый к кресту, был сильнее всех. И мы должны брать пример с Него. Церковь на земле — это Церковь воинствующая, и мы называемся воинами Христовыми. Как мы смеем не оправдать это непомерно высокое для нас звание? Хоть чем-то должны его оправдать! И если мы посодействуем Богу, то и Он будет действовать.
 
Беседовали Дмитрий АРТЮХ, Елена НАСЛЕДЫШЕВА, Сергей САВИЧ
27.06.2018
Поделиться с друзьями:
Подписка на журнал "Врата Небесные"