Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Cегодня

25 июня: преподобного Онуфрия Великого (IV); преподобного Петра Афонского (734). ...

Содержание
Главная Nota Bene! Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Яд под сладкой глазурью гуманизма (часть 1)


Яд под сладкой глазурью гуманизма (часть 1) 
— Ювенальная юстиция — очень яркая иллюстрация к тому, что «дорога в ад вымощена благими намерениями». Ведь поначалу намерения были благие, а постепенно они превратились в то, что в науке называется —«превращённая форма»: когда в узнаваемой форме появляется другое содержание. Мы говорим о благе детей, а лишаем их главного блага родителей, — такое мнение при обсуждении темы интервью высказала директор Института демографической безопасности (Москва), соучредитель Межрегионального фонда социально-психологической помощи семье и ребёнку, сопредседатель Международного общества артпедагогов и арттерапевтов, член Союза писателей России Ирина Медведева.
 
Член Союза писателей России Ирина Медведева— Ирина Яковлевна, почему вы стали заниматься вопросами демографической безопасности, активно выступаете против внедрения в России ювенальной юстиции?
 
— Я же работаю с трудными детьми, у которых развились пограничные состояния психики. И вижу, что их было бы на порядок меньше, если бы дети вели нормальную жизнь. Просто сердце не выдерживает агрессии и несправедливости, направленных на детей! Сейчас и слепой видит происходящее. Даже власти через СМИ откровенно говорят: с нами ведут информационную войну.
 
Информационные бомбы, сбрасываемые на головы детей и взрослых в последние десятилетия, всегда в сладкой глазури гуманизма. Одна из наших книг, написанных совместно с Татьяной Шишовой, посвящённая информационной войне, так и называется — «Бомба в сахарной глазури». Эта сладкая глазурь гуманизма очень часто притупляет интеллектуальное восприятие, и за сладостью не различаешь вкус яда.
 
— Где и когда возникла ювенальная юстиция?
 
— Всё началось после войны, в 1946 году. Ювенальную юстицию ввели во Франции, потом — в других странах Западной Европы, позже — в Америке. После войны появилось много сирот, и нужно было что-то с ними делать — они жили на улице.
 
Поясните, почему вы настаиваете на праве родителей на телесные наказания своих детей и так много об этом говорите в своих выступлениях?
 
— Пропаганда ненасильственного воспитания была начата в Англии в 1972 году. Между прочим, в лицеях этой страны для будущей политической и экономической элиты физические наказания до сих пор не отменены. И они гораздо более суровые, чем у нас «ремень».
 
За отменой физических наказаний детей стоит педофильское лобби. Английские активисты педофильского движения требовали, чтобы вышел такой закон. Но в 1972 году было слишком рано…
 
Чтобы дети не боялись наказаний, не боялись никакого греха 
— Зачем им это?
 
— Чтобы дети не боялись наказаний, а, следовательно, не боялись никакого греха. Педофилы постепенно проникли в международные организации — ООН, ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ, в экспертные советы. Стали диктовать странам, зависящим от Евросоюза, свои законы.
 
Вот и в одном из российских законов появилась хитроумная вставка, которая позволяла родителей за шлепок, подзатыльник ребёнку упечь в тюрьму на пару лет. Почему хитроумная? Да ведь закон посвящён декриминализации лёгких правонарушений — мелких взяток, драк, не влекущих за собой последствий с увечьями. Президент просил Государственную Думу вывести это из разряда уголовных преступлений, чтобы по мелочам не судить и не сажать. И люди, которые состоят в разных родительских движениях, потратили невероятные усилия на исключение поправки, ибо документ был уже подписан. Полгода ушло на то, чтобы вернуть состояние дел в прежнее русло.
 
— А разве недостаточно строго поговорить с ребёнком, отчитать, но не наказывать?
 
— Конечно, лучше обойтись без шлепков. И случается всё объяснить ребёнку; но не всякий слушает слова, и если на него не действуют другие виды наказания, надо остановить физически.
 
Я как психолог изучала разные дисциплины, в том числе анатомию и физиологию мозга. И должна сказать, что кора головного мозга, от которой зависит сознание человека, в частности, понимание слов, то есть вторая сигнальная система, развивается очень медленно и достигает нормы, в среднем, к 21-му году. Поэтому дети, особенно маленькие, когда они расшалились, в тот момент просто не понимают запретительных выражений. Они слышат звуки, но слов не понимают.
 
Родители часто раздражённо жалуются: «Ему говоришь: нельзя! А он — нарочно!» Он не нарочно! Просто кора головного мозга у него ещё не развита. И наши прародители, ничего не знавшие ни про кору, ни про вторую сигнальную систему, но имевшие большой эмпирический опыт воспитания детей, говорили: «Бей, пока поперёк лавки лежит». А это значит — до пяти-семи лет.
 
Но сейчас, когда дети, с одной стороны, так инфантилизированы, а с другой стороны, испорчены неправильным воспитанием, которое вернее было бы назвать не воспитанием, а расчеловечиванием, могут и в более старшем возрасте вести себя, словно маленькие дети, делая что-то опасное и вредное. Например, как поступать с подростком, который замахивается на мать или ругается на неё матом? Лишать конфетки? Это смешно, не адекватно его проступку! Слов не понимает; увещеваешь, даже грозишь чем-то, а с него как с гуся вода. Очень полезно ему «врезать»…
 
Чтобы по мелочам не судить и не сажать 
— Значит, время упущено, надо было раньше воспитывать!
 
— И пускай он теперь пропадает? Пусть в колонию попадёт? Вы понимаете, если не накажут родители, то жизнь накажет гораздо суровее. Родители ведь наказывают от любви, а не от ненависти.
 
— Но ребёнок может в будущем озлобиться, маньяком стать…
 
— Да что вы говорите! В дореволюционной России детей наказывали не только дома, но и в школе. Были розги, ремень — очень суровые наказания. Дедушка мне говорил, что детей даже, так сказать, авансом били, для профилактики. И что? Преступность была высокой? Нет, она гораздо выше сейчас, когда детей боятся пальцем тронуть.
 
— Но должна же быть какая-то мера в наказаниях. Наказание без проступка, для профилактики — это перебор!
 
— Безусловно. Но родители меру прекрасно знают.
 
— Разрешите не согласиться! Бывает, что и не знают… И психологические травмы после несправедливо жестокого наказания порой остаются на всю жизнь…
 
— Да, родители — грешные люди и тоже ошибаются. Иногда нервы не выдерживают — кричишь на ребёнка, срываешься. Ну и что? Это же не повод разлучить ребёнка с родителями! Ведь никакие самые смиренные, педагогичные приёмные родители не могут заменить родных, ибо в кровной связи есть даже что-то таинственное.
 
Бывает, дети уходят от родителей или родители обижаются на своих взрослых детей и решают, что никогда не будут с ними общаться. Но они же всё равно думают друг о друге, и у тех, и у других болят души. Это действительно мистическая связь. Разве можно её разрывать? Что, по сравнению с ней, шлепок или ремень?!
 
Вот меня наказывали ремнём бабушка и мама, когда мне было уже 7-8 лет. Разве я озлобилась? Конечно, тогда обижалась, плакала… Но потом-то понимаешь, что они были правы. Когда ребёнок взрослеет и сам становится родителем, он прощает своих отца и мать, поскольку на собственном опыте ощущает трудности воспитания хронически непослушного ребёнка.
 
Яд под сладкой глазурью гуманизма 
— А может, есть что-то хорошее в ювенальной юстиции? Или она окончательно скомпрометировала себя?
 
— Я наблюдаю этот процесс уже не первый год, изучила западный опыт, была там, в отличие от многих наших людей, не как турист, а в командировках. Там ювенальная юстиция расцвела пышным цветом, правда, это не розы, а чертополох. Хотя начиналось всё очень хорошо. Часто, когда что-то зарождается, видишь розовые бутоны, и кажется — будут розы. Но бутон чертополоха тоже розового цвета. Это мощная антидетородная мера. И многие люди на Западе именно потому не хотят иметь детей.
 
— Выходит, ювенальная юстиция сокращает рождаемость?
 
— Это одна из её целей, другая — создать образ злых родителей. Ребёнок же устроен так, что не может жить без взрослого. Если его отделить, отвратить от родителей хотя бы психологически, то он будет искать другого взрослого, к кому можно прильнуть… И третья цель — избавить детей от чувства страха. Вот апостол Иуда в одном из своих посланий учит: некоторых людей надо спасать страхом. А мы такие гуманисты, что говорим: не надо детей пугать ни в коем случае! Надо им всё объяснять. Подобной точки зрения придерживаются вроде люди очень добрые, а на самом деле — с ледяным сердцем или не имеющие опыта, даже не представляющие реально, что такое ребёнок…
 
Ребёнок же устроен так, что не может жить без взрослого 
Беседовали Дмитрий АРТЮХ, Елена НАСЛЕДЫШЕВА, Сергей САВИЧ
Окончание следует…
01.06.2018
Поделиться с друзьями:
Подписка на журнал "Врата Небесные"