Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Сегодня

7 декабря: великомученицы Екатерины ...

Содержание
Главная Nota Bene! Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Умножение добра (часть вторая)


Часть первая / Часть вторая / Часть третья / Часть четвертая
 
Уже 6 лет в Минске действует православный храм в честь иконы Божией Матери «Всецарица». А с 2015 года приход стал центром добровольческого движения помощи онкопациентам. Недалеко от храма расположено отделение паллиативной помощи 11-й больницы — хоспис, где примерно половина пациентов — люди, которым обычная медицина помочь уже не может. Со дня открытия хосписа добровольцы изъявили желание туда ходить, то батюшка не благословил. Лишь спустя полгода желающих допустили к ремонтно-уборочным работам — розетку починить, окно помыть в палате, к санстанции подготовить помещения. Сотрудники хосписа и добровольцы начали присматриваться друг к другу.
 
Умножение добра 
Виктория Рябинина: Кто-то походил и сказал, что не может — тяжело смотреть на людей в палате... А те, кто остался, стали ходить в хоспис регулярно. Из ремонтно-уборочной бригады мы превратились в действительно добровольческую помощь: тех, к кому не приходят родственники, купаем; на колясочке в тёплое время года прогуливаем; если человек не может читать, а хочет причаститься, читаем с ним молитвы.
 
— Но сёстры милосердия практически тем же самым занимаются. Только вы не носите облачение…
 
— Сёстры милосердия — это призвание. Мне кажется, что это очень высокое звание, и мы не дотягиваем до него. Доброволец может сегодня прийти, а завтра скажет: «Я заболел — не могу». Или: «Не хочу быть больше добровольцем». Или нечто подобное. И, в принципе, с него взятки гладки.
 
— Ваши добровольцы все из числа прихожан, все верующие?
 
— Большинство — православные, церковные люди. Но мы никогда не ставили условие, чтобы все обязательно ходили в храм. Батюшка беседовал с людьми и брал каждого, кто желает и имеет адекватное представление о добровольчестве. Но так получается, что люди, помогающие на приходе, всё равно втягиваются, даже если раньше не ходили в церковь.
 
Добровольческое движение 
— Как добровольцы ходят к подопечным, в одиночку или нет?
 
Ирина Бабич: Парами, иногда группами, по-разному. Это наш очень важный принцип. И новый человек ходит не с такими же новичками, а с людьми, у которых есть опыт.
 
— Всё множество ваших форм деятельности сами придумали или где-то подсмотрели, переняли?
 
Виктория Рябинина: Посещая хоспис, замечали: одинокому человеку никто не принесёт те же салфетки, только доброволец может купить. Стало понятно (плюс ориентировались на опыт службы «Милосердие»), что нужно как-то помочь хосписам материально. Конечно — мы не богачи, и не можем достать всё из своего кармана. Пришли к выводу, что необходимо проводить благотворительные акции — активные и пассивные.
 
После хосписного служения масса всяких идей появилась, узнали такое слово: «фандрайзинг» — стали работать по привлечению средств на свои добрые дела.
 
Активные акции мы проводим регулярно: в торговых центрах добровольцы раздают флаеры. Предлагают или жертвовать в скарбонку, или купить в магазине что-нибудь для хосписов. Но это тяжело — для акций нужно много добровольцев. У людей, которые жертвуют, бывает негативная реакция.
 
Активные акции мы проводим регулярно 
— Откуда у ваших добровольцев такое горение, столько энергии?
 
— У нас много молодых людей (50-70%), у которых есть свободное время. Они понимают, что лучше потратить его на что-то доброе, хорошее, для души, чем сидеть в баре или перед телевизором.
 
Например, координатор Жанна Минучиц пришла потому, что её мама умерла в хосписе от онкологии. И эта тема не отпускала Жанну, она очень хотела ходить куда-то и облегчать чьи-то страдания. Её горение — из-за потребности помогать и помнить о маме. И у каждого из нас какая-то своя история есть.
 
У нас много молодых людей (50-70%) 
— Судя по вашим словам, прихожане храма «Всецарица» какие-то особо…
 
— Инициативно-активные, да! Я думаю, что всё начинается с «головы». Какой у нас батюшка — активный, инициативный, — такие и люди вокруг него собираются. Подобное притягивает подобное.
 
Отец Кирилл: У меня очень много идей, которые идут от жизни, я же возглавляю Синодальный отдел БПЦ по социальному служению. Звонят, пишут митрополиту Павлу, а он решает, что дальше делать. И бывает, на бумаге вырисовывается какой-то интересный проект, но не всегда реализуемый. Да и сами добровольцы тоже имеют какие-то интересы.
 
Ирина Бабич: Вот появилась у нас доброволец Марина. Она увлекается бегом, марафонами. И, соответственно, у батюшки появилась идея. Есть человек, есть увлечение, отсюда — идея.
 
Отец Кирилл: Мы договорились с руководством школы, в субботний день арендовали у них стадион для забегов.
 
Марафон был приурочен ко дню инвалидов 
Ирина Бабич: Марафон был приурочен ко дню инвалидов, и бегали родные ребят, которые имеют инвалидность. Кроме добровольцев, в благотворительном забеге участвовали профессионалы. За участие в светском марафоне все участники оставляют какой-то взнос — это становится призовым фондом. У нас же все средства передали на дела милосердия.
 
Ещё одна цель — привлечь внимание людей, которые любят бегать, они узнали, что есть такой забег в городе, и присоединились. Это опять же — активность, поддержка, жизненная позиция.
 
Отец Кирилл: Кроме того, марафон проходил на виду у жильцов окрестных домов, в сопровождении позитивной музыки, хорошей атрибутики. И это тоже привлечение людей...
 
— Миссионерство.
 
— Косвенное, но интересное!
 
— Выходит, вы используете не только религиозные устремления людей, но и здоровые мирские пристрастия, чтобы привлечь их интерес к делам церковной благотворительности. Это помогает собирать пожертвования?
 
Ирина Бабич: Даже не столько пожертвования здесь важны, сколько сами люди. Собирать интересных людей, которые готовы в дальнейшем поддерживать проекты, — это тоже очень важный момент, без зацикленности на...
 
Ещё одна цель — привлечь внимание людей 
— Чисто церковном сообществе?
 
— Да, хотя и оно важно.
 
Отец Кирилл: У каждого человека есть свой стереотип, в смысле того, как Церковь должна работать, какими должны быть дела милосердия. Один молодой человек отказался помогать строить храм. Он сказал: «С вашим православием даже не лезьте ко мне! Я лучше шоколадку детям куплю». И купил. Я был рядом, когда он помог. После этого мы начали общаться... Я ему показал путь, как можно помочь детям. И он понял, что у нас не всё так, как он слышал из средств массовой информации, что в Церкви есть неравнодушные люди. Теперь он ходит в храм. Получилось такое маленькое миссионерское чудо.
 
Ирина Бабич: Мы показываем, что православие — это обычная жизнь, и православные люди заинтересованы в очень многих вещах. Используем информационный повод для того, чтобы сказать: «Ребята, мы собираемся на спортивные забеги, на концерты или на вечёрки по рукоделию».
 
Все наши культурные «домашние» мероприятия очень нам помогают — очень сплачивают. Вечёрки — это когда каждую пятницу вечером собираемся в трапезной храма и для благотворительных ярмарок делаем что-то, подарки, например. Их нам всегда нужны сотни, а то и тысячи. Люди на вечёрках всегда разные. И хорошо — каждый что-то для себя находит. Кто-то не может понести серьёзное служение, но может помочь рукоделием. Другой может листья убрать во дворе хосписа или возле храма снег расчистить. Кто-то меняет постель больному, просто стрижёт его — и это так важно, так нужно! У нас в добровольческом движении нет маленьких дел!
 
Отец Кирилл: Получается, что, когда человек идёт волонтёрить, ищет Бога, у него в душе что-то происходит. Не то чтобы какой-то кардинальный переворот… Поиск. Он хочет свою жизнь как-то оправдать. И часто мы помогаем человеку найти себя — и через церковное, и через светское общение.
 
Мы показываем, что православие — это обычная жизнь 
— Интересно: если бы вы написали объявление, что будет крестный ход, скорее всего, пришли бы люди чисто церковные. А вы устроили мероприятие нетрадиционное для церковного прихода — забег, и пришли люди разные…
 
— Да. Добровольцы — это не только прихожане храма иконы «Всецарица». В целом мы очень разные, но храм — это то, что нас объединяет. И у нас есть община, костяк.
 
Ирина Бабич: Благодаря этому у нас есть возможность эти светские круги общения наших прихожан объединить добрыми делами.
 
Виктория Рябинина: Это Господь собирает людей. Добровольческое движение со всем его многообразием — глоток чего-то свежего, глоток жизни. А вообще, проекты растут с какой-то геометрической прогрессией и не всегда логично.
 
Это Господь собирает людей 
Беседовала Елена НАСЛЕДЫШЕВА
Продолжение следует
30.09.2019
Поделиться с друзьями:
Подписка на журнал "Врата Небесные"