Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Cегодня

12 декабря: мученика Парамона и с ним 370-ти мучеников (250). ...

Содержание
Главная Nota Bene! Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Ты создал нас для Себя


Говорят, что полное счастье возможно только в полной семье. Но что мы видим? Маленькая девочка покинула родителей. Родители отдали её в интернат при храме. Как же так? Зачем?
 
Родители отдали её в интернат при храме 
Где слёзы Анны перед Богом, когда она, узнав о бесчестии мужа и глядя на гнездо птиц в своём дворе, сетовала Богу. Разве не она просила снять бесчестие и дать дитя?
 
Где слёзы Иоакима? Ему этот священник, не принявший жертву в храме, надорвал сердце. Священник укорил тем, что нет ребёнка и, значит, тайный грешник Иоаким проклят. Господи, помилуй! Такое сказать человеку, который душу извёл в страдании бездетства! У кого не было детей, тот, знает, что хуже только смерть. А эта неубывающая боль не хуже зубной, только саднит она всю жизнь. И даже саму смерть украшает венцом душевной боли.
 
И вот спустя три года эти родители привели маленькую Марию в храм. Они отдали Её в интернат, где пожилые матроны и девочки обслуживали храмовый комплекс: стирали, шили, штопали и выполняли всю обычную работу кастеляна. Они отдали Её в администрацию местного завхоза.
 
И какая невозмутимость маленькой Марии! Она бодро вошла в храм. Предание не сообщает о том, жалела ли Она о своих оставленных родителях или тут же забыла. Вошла и вошла. Предание умалчивает об эмоциях. Оно показывает нам событие, в свете того, что мы знаем о Её будущей судьбе. Но люди тогда этого точно не знали.
 
Сейчас библеисты спорят: ввели её в Святая Святых или нет? И нужно ли это было Богу? И были ли эти 15 ступеней? Для пророчества это было нужно. Для людей это, возможно, было нужно.
 
Говорят, что полное счастье возможно только в полной семье 
Но что такое люди и что их память? Это нужно было, если эти люди к шестнадцатилетию Марии остались ещё живы и для них это пророчество действием что-то значило, и они его сумели понять. Кто из нас помнит свою тройку в третьем классе, когда тебе стукнуло пятьдесят? Кто из соседей помнит, что десять лет назад доктор сотворил то, что сам назвал чудом, и спас отца от смерти на операционном столе? Мы не так нужны людям, как это нам кажется.
 
Есть и такие, кто забывает даже чудо Божией над собой. Было и было. Давно. Каждый день помнить сил нет.
 
Впрочем, эти детали действительно не важны, если погрузиться в тайну диалога Бога и человека. Ввели Её в Святая Святых, не ввели — Бог уже принял решение о Деве Марии.
 
Да и не нужно это было. Мария Сама стала Святое Святых, в то время как та заветная комната, лишившись Ковчега, давно уже была пуста. Святое Святых было обиталищем славы Бога. Раньше оно было из камня, а теперь им стал человек.
 
Бог плохого человека не выберет: ни в священники, ни в ученики, ни в друзья, ни в родню. Божия Матерь стала Ему больше, чем священник. Потому, что священник просит прийти Дух на Святые Дары, а Божия Матерь приняла Духа в себя. И поэтому стала честнейшей Херувим и славнейшей Серафим. Она стала больше, чем ученики и апостолы, потому что Её жизнь, без слов, стала самой сильной проповедью о Христе. И если Бог сроднился нам в причастии, то Мария стала среди этой родни на первое место.
 
Она была очень хорошей Девочкой, в сердце которой теплилось очень много любви. Конечно, Она любила родителей. Как можно родителей выкинуть из сердца?
 
Введение во храм Пресвятой Богородицы 
И родители Её любили без меры. Как можно не любить такое чудо, нежное и смиренное детское сердце? Как забыть?
 
Я не могу представить поток их слёз, который пролился, когда они отпустили своего вымоленного малыша в интернат. А то, что они плакали, так это ничего нового. Три года назад они также оказались способны на слёзы, когда умоляли Бога снять с них поношение. Но это другие слёзы. Слёзы жертвы любви.
 
Эта жертва ничем не меньше той, которую готов был принести Авраам, готовый вернуть Богу своего единственного сына. Я думаю, что Авраам тоже плакал, ведя Исаака на гору к жертвенному камню. И ему ребёнок достался в старости. О нём он просил Бога под звёздами. Единственным сыном утешалась его душа и о нём единственном радовалось сердце.
 
Дети так много значат в зрелом возрасте! А Иоакиму и Анне было уже под шестьдесят. Что нам в старости надо? Уже не до себя. Ничего не надо. Уже интересно найти сладость сердца в других. Им деньги. Им всё.
 
Иоаким и Анна были прекрасными людьми, как прекрасны все святые. Конечно, они без меры любили своё маленькое сокровище. И смотрели на Неё в последний раз, со слезами. Сердце не камень. Не бесчувственные же они! Это была не сдача с рук на руки. Это была их реальная жертва.
 
Дети так много значат в зрелом возрасте! 
Если бы я был иконописцем, я бы попробовал изобразить минуту расставания Анны и Иоакима с Марией.
 
Мария на пороге храма взялась за проём и вся уже устремлена вперёд, к новой жизни. Но вот на последнем шаге Она оборачивается, смотрит на любимых, единственных и родных людей, и сердце Её сжимается от жалости к родителям.
 
Или Она уже устремилась в храм, и только рука всё ещё протянута к горячо любимым отцу и матери.
 
А родители всё ещё наклонены в Её сторону, и только руки подняты для того, чтобы закрыть своё лицо. Они руками как бы останавливают себя от порывистого движения вперёд. Сердце у нас плотяное и тёплое. И оно может болеть даже в радости. Отпускают Девочку, а в глазах огонь любви к Богу и вера. Вера, что так будет лучше для всех.
 
Монахи пишут иконы по-другому. На их иконах Мария никогда не оглядывается. Они как бы иллюстрируют евангельский образ ненадёжности того, кто, взявшись за плуг, оглядывается назад. Но это же маленькая Девочка, а не синайский аскет, доведший своё тело до состояния камня по отношению к миру. На то они и монахи. Что им эти неведомые чащи леса семейной жизни?
 
Сердце у нас плотяное и тёплое. И оно может болеть даже в радости 
Ни один человек не вправе вести столь созерцательную жизнь, чтобы забыть о своём долге служения ближнему. Но верное и обратное: никто не вправе исполнять долг служения ближнему без созерцания Бога. Без того, чтобы не принимать от Бога благодать этого созерцания. В ней Господь извещает нас о поступках, которые мы должны предпринять ради этого долга служения.
 
Блаженный Августин так описал все подобные случаи. Он говорит Богу от лица всех, кто Его полюбил и принес Ему жертву: «Ты создал нас для Себя, и не знает покоя сердце наше, пока не успокоится в Тебе; вера состоит в том, что мы верим тому, чего не видим. А наградой за веру является возможность увидеть то, во что мы верим.
 
Вся эта история понятна тому, кто искренне и глубоко любил и был любим. Не просто любил и был любим, а в Боге.
 
Когда люди думают о Боге, Которого не в состоянии постигнуть, то в действительности думают о самих себе, а не о Нём; они сравнивают не Его, а себя, и не с Ним, а с собой.
 
Существует высшая дружба, основанная не на привычке 
И вот эта история о том, что если мы будем любить Бога, то мы сможем понять Его. А когда мы Его поймём, мы сотворим нечто, что приведёт от счастья к блаженству —высшей мере счастья.
 
Существует высшая дружба, основанная не на привычке, а на разуме, при котором человек любит своего друга благодаря верности и доброй воле. Если мы можем найти что-либо выше такой дружбы — это Божественная любовь.
 
У нас не всегда хватает ума и благородства принять слова Бога и применить к себе. И мы страдаем. И не понимаем того, что приближение к Богу рождает блаженство. И дела Господни творятся силой, которую нам подаёт Бог. И эта сила всегда позитивна и животворна. Если до сих пор нам служба Богу кажется мукой, а пост костылём или гипсом на сломанной ноге, то мы ещё далеки от Бога. Пост и служба — это крылья, данные нам Богом.
 
А вся проблема наших страданий в Церкви состоит в том, что мы никак не отдадим в своём сердце первого места не себе, а Богу.
 
Иоаким и Анна это смогли. Мария создала в Своём сердце настоящий храм Святого Духа.
 
Ты создал нас для Себя 
Помолимся мы этим людям, этим святым, этим сродственникам Бога по благодати, о том, чтобы они внушили нам в молитвенном ответе, как сердце любящее стремится к Отцу Небесному сквозь все препятствия. И чтобы они попросили Бога показать нам ещё яснее, что Бог есть Благ и нет в Нём никакой тьмы. И то, что приближение к Богу — единственное счастье всего того, что имеет дыхание.
 
Ты создал нас для Себя, и не знает покоя сердце наше, пока не успокоится в Тебе.
 

Иерей Константин КАМЫШАНОВ
03.12.2018

Поделиться с друзьями:
Подписка на журнал "Врата Небесные"