Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Cегодня

13 ноября: преподобномученика Анатолия (Ботвинникова), иеромонаха Тверской епархии (1937). ...

Содержание
Главная Nota Bene! Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Трёхлетняя ссылка в Жировичах


29 июня — день памяти священномученика Гермогена (Долганова), епископа Тобольского и Сибирского
 
29 июня — день памяти священномученика Гермогена (Долганова) 
Родился владыка Гермоген (в миру Георгий Ефремович Долганов) 25 апреля 1858 г. в семье единоверческого священника Херсонской епархии. Низшее и среднее образование получил в духовно-учебных заведениях. Выдержав экзамен на аттестат зрелости в классической гимназии г. Ананьево, он поступил в Новороссийский университет, где окончил полный курс юридического факультета, прошёл курс математического и слушал лекции на историко-филологическом.
 
С таким образованием Георгий Долганов вполне мог сделать карьеру или заняться научными трудами. Но, будучи верующим и благочестивым юношей, он почувствовал влечение к подвижнической жизни. Совершить решительный шаг ему помог архиепископ Херсонский Никанор.
 
Окончив университет, Георгий поступает в Санкт-Петербургскую духовную академию, а в 1890 г. принимает постриг, становится иеромонахом, и к его научной деятельности прибавляется ещё и пастырская.
 
В 1893 г. иеромонах Гермоген окончил академию со степенью кандидата богословия. Он был назначен сначала инспектором, а затем ректором Тифлисской духовной семинарии с возведением в сан архимандрита.
 
Как вспоминает архимандрит Феодосий (Алмазов), «во время инспекторства отца Гермогена в семинарии обучался будущий диктатор Иосиф Джугашвили (Сталин). В журналах поведения Тифлисской семинарии существуют записи, из которых видно, что отец Гермоген неоднократно подвергал Джугашвили разного рода наказаниям и взысканиям».
 
Усердный пастырь обратил на себя внимание Синода, который оценил его качества. 14 января 1901 г. состоялась его хиротония в епископа Вольского, викария Саратовской епархии, а в 1903 г. он был назначен на Саратовскую кафедру и вызван в Петербург для присутствия в Священном Синоде.
 
Став правящим архиереем, владыка Гермоген особое внимание уделял миссионерской деятельности, а во время революционных беспорядков 1905 г. прилагал все силы для умиротворения народа. Почти каждый день владыка совершал богослужения и произносил вдохновенные проповеди, упрашивая пастырей и паству «действовать на подстрекателей мерами увещевания, а если они не принесут пользы, отойти от возмутителей общественного спокойствия, моля Бога о вразумлении врагов Церкви и отечества; мер же насилия ни в коем случае не употреблять».
 
По просьбе населения святитель совершал крестные ходы, и число их участников постоянно увеличивалось. Он предложил рабочим собираться для обсуждения вопросов религиозной и общественной жизни. На одном из собраний решили построить храм, который принадлежал бы рабочим. Многие из них были насильственно оторваны забастовщиками от работы и понесли лишения; владыка Гермоген благословил провести сбор денег для помощи пострадавшим и сам тоже сделал вклад.
 
К преосвященному с уважением относился святой праведный Иоанн Кронштадтский, говоривший, что спокоен за судьбу Православия и может умереть, зная, что епископы Гермоген (Долганов) и Серафим (Чичагов) продолжат его дело, ведя борьбу за Православие. В 1906 г. отец Иоанн писал преосвященному Гермогену, предрекая ему мученическую кончину: «Вы в подвиге; Господь отверзает небо, как первомученику Стефану, и благословляет вас».
 
Твёрдый в своих убеждениях, владыка готов был дать отпор любому, кто покусился бы на чистоту Православия. Он выступал против театральных зрелищ, сеющих безбожие и разврат, а в Святейшем Синоде прочёл доклад о необходимости отлучения от Церкви некоторых русских писателей. Антилиберальные взгляды владыки противопоставили его власть имущим.
 
Когда обер-прокурор В. Саблер предложил ввести в Церковь корпорацию диаконисс и особый чин панихиды по инославным христианам, епископ Гермоген ответил ему возражением, но оказался в одиночестве — Синод его не поддержал. Не теряя времени, владыка отправил телеграмму императору с просьбой защитить Церковь от действий Синода. В ответ обер-прокурор подал царю доклад об увольнении епископа Гермогена от присутствия в Синоде, повелев ему немедленно отправиться в епархию. Владыка просил три дня отсрочки, ссылаясь на болезнь, но ему было отказано. Невзирая на приказ, владыка задержался в городе. 17 января 1912 г. император подписал указ об увольнении его от управления Саратовской епархией с назначением пребывания в Жировичском монастыре...
 
Трёхлетняя ссылка в Жировичах 
Сам преосвященный Гермоген причиной увольнения называл разногласия с большинством членов Синода, а свои выступления объяснил борьбой с «чиновничьим отношением к делам Церкви, какое наблюдается в Синоде за последнее время».
 
Была и другая, негласная, причина опалы — столкновение со лжестарцем Распутиным.
 
Впервые познакомившись с Григорием Распутиным, владыка Гермоген с ним подружился. Начался период так называемой «распутинщины». Вскоре многие из друзей «старца» поняли, с кем имеют дело, и отшатнулись от него, в том числе и епископ Гермоген. Конечно, были попытки устранить Распутина из царской семьи, нейтрализовать его влияние, но в основном они не приводили ни к чему, а для самих борцов с Распутиным кончались плачевно. Так произошло и с епископом Гермогеном.
 
«Аскет, образованный человек, добрейший и чистый, епископ Гермоген был, однако, со странностями, отличался крайней неуравновешенностью, мог быть неистовым, — пишет в своих воспоминаниях митрополит Евлогий (Георгиевский). — Почему-то он увлёкся политикой и в своём увлечении крайне правыми политическими веяниями потерял всякую меру. Интеллигенцию он ненавидел, желал, чтобы всех революционеров перевешали. Он ополчился против Распутина, когда убедился в его безнравственном поведении, и решил зазвать его к себе, дабы в присутствии писателя Родионова и иеромонаха Илиодора взять с него заклятие, что он отныне не переступит порога царского дворца. Говорят, епископ Гермоген встретил его в епитрахили, с крестом в руке. Распутин клятвы давать не хотел и пытался скрыться. Родионов и Илиодор бросились за ним на лестницу, его настигли, и все трое покатились по ступенькам вниз... а епископ Гермоген, стоя на площадке в епитрахили и с крестом в руке, кричал: “Будь проклят! Проклят! Проклят!..” Распутин вырвался из рук преследователей. “Попомните меня!” — крикнул он и исчез. Епископ Гермоген и Илиодор стали бомбардировать государя телеграммами, умоляя его не принимать Распутина. Государь оскорбился и приказал вернуть епископа Гермогена в епархию... Епископ Гермоген приказу не подчинился; тогда государь прислал флигель-адъютанта, который... приказал ему сесть в автомобиль; его отвезли на вокзал и переправили в Жировичский монастырь... Заточение создало епископу Гермогену ореол мученика».
 
24 января ссыльный прибыл в Слоним. Навстречу ему была выслана делегация, поднёсшая икону. Издали владыка услышал колокольный звон. Настоятель обители с братией вышли ему навстречу. По дошедшему до нас преданию старожилов, в тот день даже многие дети не пошли в школу без спросу, а дружно направились посмотреть на приезд архиерея, сорвав занятия. За это они потом были наказаны — учительница поставила их на колени.
 
Обращаясь к встречавшим, изгнанник сказал: «Я не считаю себя сосланным, но человеком, желающим всецело отдаться служению Господу Богу».
 
Случившееся с владыкой показывало, что в обществе, в том числе и церковном, нарастает кризис, который может привести к печальным последствиям. Предчувствуя грядущую катастрофу, святитель сильно переживал. Как свидетельствует иеромонах Дамаскин (Орловский), иногда, закрыв лицо руками, владыка долго и безутешно плакал и говорил: «Идёт, идёт девятый вал; сокрушит, сметёт всю гниль, всю ветошь; совершится страшное, леденящее кровь — погубят царя, погубят царя, непременно погубят».
 
Владыка Гермоген полюбил тихую, удалённую от суеты обитель и оставил о себе здесь добрую память. Старожилы отмечали его доброту и особую любовь к службе. По воспоминаниям, записанным А. Шалькевичем, он всегда бывал на богослужении. На пути в собор и обратно его сопровождали богомольцы, очень почитавшие его. Зимой владыка приходил в Никольский храм по лестнице, ведущей из надвратной комнаты прямо в церковь. В сильные морозы он оставался в этой комнате и слушал богослужение через устроенное в стене по его указанию круглое окно. Свободное от богослужения время владыка посвящал народу. При нём состоял врач-гомеопат, который успешно лечил всех, обращающихся за помощью.
 
Свободное от богослужения время владыка посвящал народу 
Хотя владыка находился в Жировичах в ссылке и отношение к нему властей было не лучшим, он всё же не оставался в стороне от жизни монастыря. Исследователь истории Жировичей митрополит Антоний (Мельников) упоминает, как преосвященный на собственные средства построил и освятил часовню над источником на Викне, что недалеко от монастыря (старый источник).
 
Обстановку, в которой пребывал святитель, кратко описывает в своих «Воспоминаниях» протопресвитер Георгий Шавельский. Во время Первой мировой войны штаб главнокомандующего русскими войсками великого князя Николая Николаевича временно располагался в Барановичах. Пользуясь близостью к Жировичам, великий князь, сам противник «распутинщины», решил послать туда отца Георгия и своего адъютанта, чтобы они проведали и ободрили владыку.
 
«Нас провели прямо в келью епископа Гермогена. Довольно просторная комната была в хаотическом беспорядке: столы завалены книгами, бумагами, лекарствами (епископ разными травами лечил крестьян), кусками хлеба и всякой всячиной. Сам епископ встретил нас на пороге кельи. Когда я передал ему приветствие от великого князя, он так обратился ко мне: “Если бы Ангел слетел с неба, он не принёс бы мне большей радости, чем ваш приезд!” Но затем он засыпал меня жалобами: все его притесняют, а особенно настоятель монастыря. Он не разрешает ему часто служить, а когда и разрешит, не оказывает должных почестей его сану: для сослужения не даёт больше одного иеромонаха, при выходе из храма, по окончании службы, не провожает его трезвоном. Жаловался епископ также на скудную пищу, на невнимательность к его просьбам и прочее. “Если бы не соседние помещики, доставляющие мне всё необходимое, — я бы умер с голоду”, — закончил он свои жалобы на архимандрита.
 
Епископ Владимир по-своему притеснял его. В Слониме в великолепных казармах 116 пехотного Шуйского полка помещалось 7 госпиталей. Начальство этих госпиталей со священниками обратилось к епископу Гермогену с просьбой совершать богослужение в их церкви, но епископ Владимир не разрешил ему выехать из монастыря...
 
Утешив епископа, я посетил архимандрита, которому, не стесняясь, заявил, что о тягостном положении епископа Гермогена известно великому князю и что применяемые в отношении епископа грубые меры несомненно осудит и сам государь.
 
Прощаясь с епископом Гермогеном, я просил его в следующее воскресенье совершить для госпиталей Литургию в... церкви Шуйского полка, пообещав уведомить об этом епископа Владимира».
 
Внешние скорби, внутренние страдания и аскетические подвиги очистили душу изгнанника. Он сподобился благодатных даров, о проявлении которых есть свидетельства очевидцев. Со слов местной жительницы Марии Межевец епископ Гермоген был отзывчивым человеком и всегда оказывал материальную помощь обращавшимся к нему. Этим решил воспользоваться один из местных жителей, — мол, все идут, почему бы и мне не пойти. Придя к владыке, он пожаловался, будто у него пала лошадь, и теперь он в тяжёлом положении. Он спокойно пошёл на обман, думая, что владыка его не знает. Святитель выслушал жалобу, вручил ему деньги, но при этом добавил: «А деньги тебе действительно пригодятся». Когда крестьянин вернулся домой, то обнаружил: лошадь действительно пала.
 
Одна женщина тоже попыталась «искать счастья». Она пришла к архиерею и сообщила о смерти мужа. Ничего не говоря, тот дал ей деньги. Вернувшись домой, она узнала, что её муж в это время работал в поле, и там его внезапно хватил удар, и он скончался. На следующий день она в раскаянии снова пошла к владыке и, возвращая деньги, сказала: «Владыка, я вас обманула!» «Ты не меня обманула, а себя», — ответил он и деньги обратно не взял.
 
По воспоминаниям профессора Минской духовной семинарии протоиерея Виталия Антоника, у его бабушки Евфросинии Антоник отнялись руки. Ей тогда было чуть больше тридцати лет. Она отправилась к епископу Гермогену. Тот принял её и дал выпить святой воды. Очень скоро она поправилась и до конца жизни (умерла в 94 года) сохраняла способность работать.
 
Бывало, во время богослужения какой-нибудь бесноватый начинал вопить. Тогда епископ выходил на солею и именем Господа запрещал ему бесноваться. Тот тотчас же стихал.
 
Священномученик ГермогенВ августе 1915 г. фронт опасно приблизился к Жировичам, и владыку перевели в Николо-Угрешский монастырь Московской епархии. В 1917 г., после февральской революции, когда политическое положение изменилось и причин продолжать ссылку уже не было, преосвященного Гермогена назначили на Тобольскую кафедру. Участвовал он и в работе Поместного собора.
 
Видя беззакония безбожной власти, владыка призывал свою новую паству «сохранять верность вере отцов, не преклонять колена перед идолами революции и их современными жрецами, требующими от православных русских людей выветривания, искажения русской народной души космополитизмом, интернационализмом, коммунизмом, открытым безбожием и скотским гнусным развратом». Эти призывы владыки, безусловно, вызвали недовольство большевиков.
 
Архиерей был арестован. 18 апреля, в Великую Среду, епископа Гермогена перевезли в Екатеринбург. Находясь в заключении, он имел возможность писать письма, некоторые дошли до нас. Из них веет дух истинного подвижника и страдальца за веру Христову.
 
Тем временем со стороны епархиального съезда была предпринята попытка освобождения своего владыки за выкуп в 10 000 рублей. Но все члены посланной делегации после передачи денег были арестованы, и их судьба неизвестна, скорее всего, они приняли мученическую кончину.
 
В день Святого Духа исповеднику позволили причаститься Святых Христовых Таин и отслужить молебен, в конце которого он попрощался с присутствующими. «Разве это тюрьма? — говорил владыка клирикам. — Вот где апостол был заключён, то — тюрьма. А это — благодарение Господу, — училище благочестия!»
 
На следующий день преосвященного Гермогена вместе с другими заключёнными отправили на пароходе в Тюмень, а затем — в Тобольск, где предполагалось совершить суд. Во время плавания стало известно, что Тобольск уже занят Белой армией. Красноармейцы решили бежать за Урал, а перед этим — расправиться со своими узниками. О их мученической кончине рассказали потом на следствии захваченные белогвардейцами матросы парохода.
 
29 июня 1918 г. пленников вывели на палубу и приказали снять верхнюю одежду и обувь. С тех, кто раздевался недостаточно быстро, одежду срывали, а затем с насмешками, связав им руки, бросали в воду.
 
Епископ Гермоген молился за палачей и благословлял их. С руганью и ударами сорвали с него рясу и подрясник, связали сзади руки. Так как исповедник не переставал молиться вслух, невзирая на запрет комиссара, его заставили замолчать ударом кулака по лицу. Затем к нему привязали двухпудовый камень и бросили в реку. По некоторым сведениям, владыку привязали к пароходному колесу, которое затем привели в движение. Это колесо искромсало живое тело владыки...
 
Честные останки святителя вынесло на берег, и их обнаружили жители села Усольского. На следующий день они были похоронены крестьянином Алексеем Маряновым на месте обретения. В могилу он положил и камень.
 
Вскоре город свободили войска Сибирского правительства. Судебная комиссия после осмотра признала, что одно из найденных тел — действительно останки епископа Гермогена. Их отправили в Тобольск, где они пролежали в Софийском Успенском соборе пять суток, не издавая запаха тления.
 
Священномученика похоронили в склепе, устроенном в Иоанно-Златоустовском приделе. В 1920 г. собор закрыли, а место погребения владыки Гермогена забыли. К лику святых священномученик был причислен в 2000 г.
 
Во время реставрации Софийско-Успенского собора Тобольского кремля место погребения священномученика Гермогена (Долганова), епископа Тобольского и Сибирского было обнаружено. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II 2-3 сентября 2005 г. состоялось обретение святых мощей мученика. Ныне они почивают в Покровском храме Тобольска.
 
Иеромонах Агапий (ГОЛУБ),
Жировичи

28.06.2018
Поделиться с друзьями:
Подписка на журнал "Врата Небесные"