Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Cегодня

20 июля: преподобного Фомы, иже в Малеи (X); преподобного Акакия (VI). ...

Содержание
Главная Nota Bene! Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Рука Бога на плече


Это ненормально, когда человек не разговаривает с Богом. Или разговаривает чужими словами. Нельзя жене вместо своих слов всё время цитировать Петрарку или Пушкина. Она подумает, что её не любят, ведь чужие слова свидетельствуют о пустоте собственных мыслей…
 
Это ненормально, когда человек не разговаривает с Богом
 
В свою девятую священническую Пасху мне пришлось до двух ночи исповедовать. Пасхи не видел. Пришёл в алтарь и говорю Богу:
 
— Как же так? Неужели, Ты навсегда выбрал меня дворником на праздник?
 
А Он отвечает:
 
— Что для Вселенной твоя православная медитация? Что звёздам, земле и Богу твоё погружение в тайные смыслы? Что небу твоё умение слушать пение Ангелов? Ничто. Сколько времени Христос провёл в мистическом общении и тишине, а сколько — с народом? Бог ходил среди несчастного народа, посещал дома, где соседствовали нищета и горе. Каждый день среди непокорного народа. Голова кругом пойдёт. А ты говоришь «до двух ночи»! Но вот — тонкость. Посмотри на сердце: что там?
 
Бог ходил среди несчастного народа 
— Лучше не бывает.
 
— Вот и думай.
 
После Пасхи пришло майское тепло. Хожу по лесу, по берегу чёрной лесной Пры, по краю белых лесных озёр. Для меня красота — лучшая таблетка.
 
Мне казалось, что природа — это палитра, подаренная человеку Богом. Под природой мне понимались небо, и земля, и ещё — Божие откровение и сила. И мне, чтобы исповедовать или нарисовать храм, нужна эта палитра. Но она не статичный набор образов готовых вещей, а облако возможностей. Например, я молюсь, а навстречу мне движется облако нерождённых первообразов. Они как бы свернуты в энергию Бога. А я просто выхватываю эти зёрна и пытаюсь «вырастить», например, проект храма. И начинаю понимать, как неразвёрнутая энергия Бога, струящаяся отовсюду, входит в душу и превращается в то, что нужно Богу.
 
Платон писал, будто душа за образами ныряет в небо и, как пловец, выхватывает со дна моря ракушки, вылавливает там идеи, формулы, картины, тексты или нечто, являющееся предметом творчества… А я сижу себе на гранитных ступеньках под питерскими сфинксами и ни о чём не думаю. Нева плещется. Горит адмиралтейский шпиль. Сфинксы улыбаются. И Бог вежливо ждёт, когда мне надоест ничего не делать… Или хожу по нашему лесу, собираю грибы, лежу в хвое под соснами и закусываю хлебом и сыром.
 
Раньше я думал, что природа — как магазин Божией энергии и источник форм. И мне казалось: если захочу, то могу нырнуть в кладовую Бога и достать оттуда проект храма или текст; либо, когда желаю, Бог приходит, а когда не говорю с Ним, то Он молчит.
 
Рука Бога на плече 
Самое удивительное в прошлой жизни: я почему-то думал, что я у Бога на вольных хлебах. Хочу — работаю, грибы-ягоды беру, книжки читаю. Попросил Бога — Тот дал. А не хочу — не работаю. Не попросил — молчит и ждёт.
 
А вот упоминаемая девятая моя Пасха дала то, чего ещё не было. Бог НИКОГДА не предоставлял мне отпуска. И в этот праздник достаточно жёстко было показано: ты принят на работу!
 
Каждый человек рождён не на свою волю. Мы у Бога наняты от сотворения мира. Он берёт и двигает мной и любым другим человеком; накачивает нас силой и образами так, что нам нестерпимо хочется придумать проект храма, написать молитву или проведать больного.
 
И если я уклоняюсь, то благодать уходит, и я становлюсь Богу ненужным, со всеми такими важными (для меня) переживаниями, аскезой, углублением в себя и созерцанием. Мир спешит, как машина. Бог строит мир. Работа не стоит ни минуты. Пришёл? Иди и работай. Уходишь? Уходи.
 
Когда брожу по лесу или сижу у реки, Бог даёт невыговоренную силу. В ней свёрнуто много чего. Богу всё равно, какие образы мы развернём в мире: архитектурный проект, икону, самолёт, самокат, холодильник; не имеет значения, дворник ты или космонавт. Богу важна не форма, а суть. В мире должно становиться больше света — любыми путями. Благодати, как каплями дождя, надо через наш труд орошать землю. Другого смысла в работе или жизни нет.
 
Исповедовал до двух ночи? Принёс людям пользу? А остальное не имеет значения. Бог выбрал нас, и мы Ему нужны только как работники в этом мире и в мире будущем.
 
Новое ощущение пришло во второй половине жизни. Не я самостоятельно иду по жизни, не я вызываю или не вызываю силы Божии и не я делаю проекты. Это только видимость моей свободы. Бог всеми нами двигает, как шахматными фигурами, оставляя нам право быть свободными внутри нашей миссии.
 
Не только труд, но и свобода — атрибут Бога; она не такая, как мы думаем. Свободы как свободы себя нет и никогда не было. Свобода в Боге — это жизнь и труд в Боге. Свобода — рука Бога на нашем плече. Я могу выбрать любой Божий труд. В этом моя свобода. Но я не могу выбрать не Божий труд. Это моя смерть, в которой уже нет никакой свободы.
 
Свобода в Боге — это жизнь и труд в Боге 
Иконописец вправе сделать икону синей или красной. Посетитель может принести больному бананы или пять тысяч рублей. Мы выбираем то, что у нас получается лучше всего. Богу не жалко. Энергии, которая струится из церкви и природы, хватит на всех и на всё.
 
Я никогда не думал, будто мир — проекция рая не только по форме, не потому лишь, что цветы, птицы, звери и моря похожи на птиц и райские моря, а по принципу отношений Бога и человека. По ответственности перед Богом и по труду в проекте Бога «Земля». Это намного важнее того, что наши деревья могут быть подобными райским яблоням.
 
Сила, струящаяся с неба, — не палитра и не магазин вдохновения, а напор Бога, пытающегося захватить наше сердце, как река ветку. Всё наоборот: мы — живая палитра Бога. Это не мы гуляем душой в небо, когда захочется, а Бог нас выдёргивает в небо. Бог ближе и настойчивее, чем кажется. Он стоит за каждым нашим добрым делом, как автор, попускающий соавтору принять на себя честь и славу успеха. Бог позволяет нам считать успехи своими, в то время как они почти полностью — Его труд.
 
Он что-то со мной делает такое, чего я до конца понять не могу, кроме одного. Это что-то Ему очень нужно. И Он двигает нас куда-то вверх — довольно мощно и настойчиво. Это движение, скорее, не созерцание. Или настолько созерцание, насколько оно было присуще Иисусу Христу в Его миссии. Несложно охватить взглядом Евангелие и увидеть, сколько времени у Господа, жившего с людьми, уходило на созерцание, а сколько — на миссию.
 
Я доверяю Ему. Рука Бога на плече — это здорово и интересно.
 
Иерей Константин КАМЫШАНОВ
Поделиться с друзьями:
Подписка на журнал "Врата Небесные"