Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Cегодня

13 ноября: преподобномученика Анатолия (Ботвинникова), иеромонаха Тверской епархии (1937). ...

Содержание
Главная Nota Bene! Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Регент первого хора


Он родился, когда маме уже исполнилось 39 лет, а старшему брату — 18. Родители второго ребёнка не ждали — не надеялись, но были ему очень рады. На тот момент и отец, и мать Виталия Соболевского уже воцерковились, регулярно посещали богослужения, а потому в воспитании младшего сына опирались уже совсем на другие законы и принципы…
 
Виталий Соболевский 
— Мне повезло — я родился в воцерковлённой семье, в благоприятное постсоветское время, — рассказывает Виталий. — Случилось это в деревне Озяты Жабинковского района Брестской области. Там, в древнем храме Святителя Николая, и начал свой путь к Богу.
 
Храм у нас уникальный. Он был построен в 1870-м, и сегодня является памятником архитектуры неорусского стиля. Вместе с могилой жертв фашизма Озятская церковь включена в Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь. В годы богоборчества жители нашего посёлка не дали коммунистам сжечь Дом Божий. Среди тех, кто отстаивал веру, были и мои дедушки.
 
Когда мне исполнилось семь, настоятель благословил пономарить. Настоятелем у нас служил удивительный батюшка — митрофорный протоиерей Иоанн Петручик. Он простоял у престола Божия более 70 лет, а его отец долгие годы нёс послушание протодьякона в храме Христа Спасителя.
 
Хоть это и Западная Беларусь, хоть мы и близко к Польше, но католиков здесь немного. В Жабинковском районе всего один костёл, и построен он не так и давно. Моя бабушка рассказывала, что в период, когда брестская земля относилась к Польше, у них в восьмилетней школе Закон Божий преподавал православный священник-поляк. Бабушка, кстати, пела в церковном хоре.
 
Мне повезло — я родился в воцерковлённой семье — О, так у вас, можно сказать, «клиросные корни»…
 
— Да, есть немножко. Всякий раз, когда приезжаю в Озяты и беру в руки «Полесский обиход» 1923 года выпуска, то с благодарностью вспоминаю бабушку, которая сама по нему училась, и меня учила. А ещё вспоминаю отца Иоанна, который и подарил мне этот «Полесский обиход».
 
— Вы про нотную книгу?
 
— Верно. Обиход — это певческая книга русской церкви. И таких книг много. Что касается «Полесского обихода», то изначально он издан был в Белостоке. Обиход содержит песнопения Всенощной и Литургии, песнопения великопостные, пасхальные, архиерейского богослужения, молебнов, панихиды, погребения, а также некоторые песнопения октоиха…
 
Если обратиться к истории, то обиход формировался на основе попевок осмогласия, и в 15 веке представлял собой отдельные песнопения, распетые «на глас» и приложенные к октоиху. В 16 веке — с увеличением фонда попевок знаменного распева и культивированием демественного и путевого — был освоен весь перечисленный состав обихода. В 17 веке обиход пополнился напевами болгарского, греческого и киевского распевов. В начале 18 века его выделили в особую книгу, а в 1772 году Московской Синодальной типографией было выпущено первое издание «Обихода церковного нотного пения».
 
— Виталий, задам вопрос о вашем образовательном пути…
 
— Когда я заканчивал музыкальную школу, была мечта стать… врачом — после 9-го класса даже готовился поступать в Брестский медицинский колледж. Но у в июле умер отец, и всё изменилось. Врачу не избежать встречи со смертью, и в будущем мне — ранимому человеку — придётся с этим сталкиваться чуть не ежедневно. И я передумал, пошёл в 10-й.
 
Было желание стать актёром — в школе немало играл на сцене (дома до сих пор лежит множество наград, дипломов с различных драматических смотров). Помню, в 11 классе мы ставили «Свадьбу в Малиновке на новый лад», где я сыграл Гапусю. Удачная роль укрепила желание, но ненадолго. Опять не сложилось.
 
Приходской священник отец Вадим Литвинюк советовал поступать в семинарию — на тот момент я уже управлял хором в Озятах. Но и в семинарию я не пошёл.
 
…Как позже скажет мне дирижёр Государственной капеллы имени Ширмы, регент храма «Всех скорбящих радосте» Ольга Евгеньевна Янум: «Виталий, твои университеты, это твои хоры, которые ты создал и работал». Возможно и так… Митрополичий хор, которым сейчас управляю, уже шестой. Сначала был детский хор, на два голоса; потом были бабушки, с которыми даже на фестиваль ездили, выставку-ярмарку «Брест Православный». Позже сформировался основной клиросный хор, но я уже учился в Минске, и только изредка, в основном на каникулах, приезжал регентовать. В то время заканчивал Институт теологии БГУ по двум специальностям — теолог и культуролог. Параллельно учился в духовном училище на регента.
 
Митрополичий хор, которым сейчас управляю, уже шестой 
— Почему выбрали Институт теологии?
 
— Во-первых, в 10-м классе я написал работу «Мой храм и его история», и выиграл конкурс, который объявили БГУ и Министерство образования; во-вторых, в 11 классе, стал частым гостем столицы — изучал здесь библейскую историю, которая так меня захватила… Помню, иду от преподавателя: март, солнышко, дело перед Пасхой… Иду и понимаю, что хочу быть в Церкви, хочу быть регентом, музыкантом.
 
И когда я уже поступил, то на первой встрече с отцом Сергием Гордуном (он был заведующим кафедрой и духовником), отвечая на его вопросы: «Что вы хотите от поступления в БГУ? Что вы вообще в Минске хотите?», я сказал: «Хочу создать один из ведущих коллективов». Батюшка посмотрел на меня: «Вы, видно, не туда поступили, раз такое надумали, но время покажет».
 
И вот сейчас я регент Митрополичьего хора — ведущего церковного коллектива не только в Церкви, но и в республике. А ещё я заканчиваю ВУЗ в Москве по специальности «Хоровое дирижирование. Академический хор». Через полгода получаю диплом дирижёра академического хора.

И вот сейчас я — регент Митрополичьего хора 
— Вернёмся в Озяты. Клиросный хор был третьим?
 
— Да, это был мой третий хор. За лето, помню, мы подняли трёхголосную Литургию — в Озяты тогда приехал флейтист из Бреста, студент консерватории и в прошлом певчий архиерейского хора, который пришёл в храм и предложил свою помощь. К нам тогда со всего района приезжали послушать, говорили: «Как поют профессионально»… Конечно, мы не исполняли Рахманинова или Чайковского, пели обиход, но это было чисто, выстроено. Женщины, которых в хоре было девять, очень радовались, когда у них получилось задуманное.
 
А дальше был мой четвёртый хор. Когда я учился на третьем курсе, приход Святой Живоначальной Троицы в Севастопольском парке Минска искал регента. Меня рекомендовали клирику храма отцу Олегу Голубеву. Во время разговора с батюшкой я сомневался — в Минске ни разу не регентовал. Отец Олег развеял мои сомнения и отправил поговорить с настоятелем, протоиереем Владимиром Коновальчиком. Отец Владимир (бывший военный) чётко приказал не бояться и приходить на раннюю Литургию.
 
На тот момент я пел в хоре БГУ, и среди певчих было много знакомых. Они-то, в скором времени, и составили Свято-Троицкий хор. Начинали с ранних Литургий, потом нас стали ставить на поздние. А в Великий пост, спустя полгода, доверили Всенощное бдение и воскресные дни, а затем — Вербное, и Пасху.
 
На Свято-Троицком приходе сначала мы пели во временной маленькой деревянной церквушке. 23 мая 2010-го перебрались в крипту каменного храма. Помню, приехал владыка Филарет, отслужил Божественную литургию и освятил крипту в честь Преподобного Сергия Радонежского. Наш хор тогда впервые служил архиерейским чином. Так мы и стали Праздничным хором Свято-Троицкого прихода.

Я сомневался — в Минске ни разу не регентовал 
— Каким образом попали в Кафедральный собор?
 
— Не сразу. Помню, лежу я в больнице (была проблема со спиной), а мне звонит протодьякон собора Владимир Назаров — мы с ним пересекались на университетских концертах, архиерейском богослужении. Нужен регент. Но я, понятное дело, на лечении, не убегать же с больницы… Проходит время, выписываюсь, возвращаюсь на мирскую работу (после БГУ у меня был свободный диплом, и я трудился на двух работах — в банке и в школе), жизнь идёт своим чередом. Опять звонок и опять предложение быть регентом будничного хора. Пришёл, сделал службу — сам ключарь на клиросе пел. После этого меня и взяли в Кафедральный, предложив в следующий раз прийти уже со своим составом. Вот так, с февраля 2013 года, я и служу в главном минском соборе.
 
Что же касается Свято-Троицкого прихода, то мы продолжали сопровождать воскресные и праздничные службы, а в Свято-Духовом пели три будничных дня.
 
К 1025-летию Крещения Руси стало совсем «жарко». Звонят из епархии: «Виталий Иванович, по благословению владыки Филарета вы возглавляете сводный хор на Патриаршем богослужении». Как? Что? Где? Лето же, людей нет. Но, слава Богу, человек 70 нашлось. Буквально за три репетиции мы сделали Патриаршую службу, за три дня распечатали партитуры, за два — разложили всё по папкам. А с каким трудом костюмы нашли… Для меня, 23-летнего юнца, это было большое испытание, но в итоге — победа. Помню, подходит протодьякон патриарха и говорит: «В Киеве три хора пели и были неточности, помарки, а тут один и так гладко вышло, вообще замечаний нет. Хорошее будущее у вас будет»…
 
За 3 дня распечатали партитуры, за 2 — разложили всё по папкам 
— После вселенской Литургии что-то изменилось в жизни?
 
— Я дальше трудился в Троицком храме, параллельно мы служили по будням в Свято-Духовом, «Минскконцерт» стал приглашать, как сценариста. Читал курс лекций в БГУ в Институте теологии. Всё шло хорошо, обычно.

Наступил 2014 год. Звонит как-то отец Георгий Дзичковский и сообщает, что едет новый митрополит, и нас, а не Архиерейский хор, благословили его встречать. Мы, значит, мы. Встретили, познакомились, выслушали благодарность в свой адрес от нового Патриаршего Экзарха и разошлись по своим делам. Мы — готовиться к Рождеству в Свято-Троицком храме, владыка Павел — знакомиться с Синодом, Архиерейским хором, приходами Минска. Прошло две недели, и я узнал, что владыка планировал поменять местами Архиерейский и Покровский хоры, но ему напомнили о нас. «Так чего же вы их прячете? — спросил митрополит. — Попробую с ними послужить». Вот так, на Сретение, в 2014 году мы стали Митрополичьим хором.

На Сретение, в 2014 году мы стали Митрополичьим хором 
 — Каким был переход от Молодёжного хора к Митрополичьему?
 
— Это, конечно, уже другой уровень. Хор должен был выдать более торжественное, праздничное исполнение, освоить широкое расположение (в сексту), освоить другие партитуры. В Троицком, например, любят образцы более строгого пения — древнего, приближённого к знаменному распеву. В соборе же преобладает традиция синодального хора и придворной певческой капеллы. У нас гласы исполняются так, как это было написано в 1904 году — много звучит Кастальский, Архангельский, Бортнянский, Чесноков, Чайковский. Я люблю те сборники, по которым мы поём. Они прошли хорошую цензуру…

Мы раньше исполняли «Покаяния двери отверзи мне» Чеснокова, но Владыка Павел больше любит Артемия Ведаля и поэтому мы его поём. Правда, некоторые говорят, что это звучит уж слишком торжественно, но с другой стороны, я знаю людей, которые специально к нам приезжают послушать Веделя, да и главное понимать, как сделать эту музыку.
 
— Какие ещё хоры есть в Свято-Духовом соборе?

— Сейчас у нас один большой Митрополичий хор (34 человека), который делится на так называемые «десятки». Мы с ними и поём за Богослужениями будничными. А с конца июля 2018 года меня попросили заняться вторым хором, который пел в пятницу и в воскресенье на ранней и вечером (бывший Архиерейский), так как регент ушла в декрет. Вот я и шучу сейчас, что у меня есть хор родной и приёмный, хотя одинаково их люблю. Помогает мне во всём моя подруга, и второй регент Анастасия Тимофеева. Мы давно дружим и с прихода в Собор вместе несём это послушание. Она часто говорит, что благодаря хору осталась в миру, а не приняла постриг, так как к этому шло.
В Воскресенье Анастасия Тимофеева служит и с владыкой Филаретом в Домовом Храме Минского Епархиального управления.

Хотим выпустить собственный диск 
 — Но вы также выступаете и на сцене. Как пришли к этому, и какие у вас планы на будущее?
 
— Когда укомплектовался состав — люди распелись, притёрлись друг к другу — мы стали ездить по международным конкурсам и сегодня в нашей копилке четыре первых места и одно гран-при.
 
На выступлениях хор может отступить от церковной манеры и показать совсем другое звучание. Поэтому в репертуаре — духовная музыка, народные песни, шуточные произведения; можем исполнять канты, что-то из поп-музыки, и даже Константина Меладзе «Опять метель», разложенную на хор.
 
А недавно произошло знакомство с композитором Андреем Комисаровым, который изъявил желание написать для нас цикл произведений — даст Бог, к пятилетнему юбилею сделаем гастрольный тур по Беларуси, порадуем слушателей. Планируем записать в студии песню «Молитва» Олега Молчана на слова Янки Купалы и сделать клип. Хотим выпустить собственный диск. Есть запланированные выступления, а есть и экспромты, приглашения... Так что планов у нас — не перечесть.
 
— Желаю, чтобы все ваши хорошие планы Господь благословил! Спасибо за интервью.
 
— И вам спасибо! 
 

Беседовал Димитрий АРТЮХ
22.10.2018

Поделиться с друзьями:
Подписка на журнал "Врата Небесные"