Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Cегодня

25 июня: преподобного Онуфрия Великого (IV); преподобного Петра Афонского (734). ...

Содержание
Главная Nota Bene! Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Путь к совершенству


Первая седмица Великого поста в Спасо-Преображенском Валаамском монастыре была ознаменована важным событием: иноческим постригом.
 
Иноческий постриг на Валааме
 
В недавно принятом «Положении о монастырях и монашествующих» говорится: «Прежде пострижения в монашество над послушником может быть совершено последование облачения в рясу, включающее в себя пострижение волос. Этот чин именуется «постригом в рясофор». Здесь следует уточнить, что в Валаамском монастыре существует своя традиция. Послушник, по истечении времени, может стать «рясофорным», с правом ношения рясы и камилавки. А первый постриг совершается в инока, который с рясой надевает уже клобук.
 
В Древней Руси монахов (чернецов) называли более привычным славянскому слуху словом «инок». Слово «инок» славянская калька с греческого («инок» от «инъ» — один, «монах» от «моно» — один). Но язык не терпит неточности: не могло существовать два слова, называющих одно и то же. Так что со временем значения слов разошлись. Слово «инок» в России стало означать первую, подготовительную ступень монашества для тех, кто уже приготовился отречься от мира, но ещё не дал главные монашеские обеты. А «монах» — это уже следующая ступень, постриг в малую схиму с принятием монашеских обетов.
 
И хотя постриг в иночество предполагает, что кандидат успешно прошёл послушнический искус, итог окончания «испытательного срока» может быть разным. В «Положении» даются рекомендации для тех, кто справился с искусом и готовится к постригу в иночество либо сразу в монашество (в малую схиму). Для тех же, кто испытания не прошёл, предлагается либо продлить срок ещё на год, на два, на пять или десять лет — Богу виднее, либо уйти из монастыря.
 
Слово «инок» славянская калька с греческого («инок» от «инъ» — один) 
Двукратный поместный собор Константинопольской церкви (861 года) определяет «стандарт» иноческого искуса следующим образом: «никого не сподобляти монашеского образа, прежде нежели трёхлетнее время, предоставленное им для испытания, явит их способными и достойными такового жития». Практика Валаамского монастыря показывает, что «стандартных» историй не бывает. Трёхлетний период и сегодня на Валааме считается минимальным для испытания намерения кандидатов. К примеру, пятеро братьев, принимавших иноческий постриг сегодня, прошли послушнический искус от пяти до десяти лет.
 
Игумен от имени Духовного собора обители предлагает кандидатам иноческий постриг по достижении определённой степени духовной чистоты и уверенности, твёрдости в монашеском выборе жизненного пути. Так что привычные в миру требования вроде послужного списка или привлекательного резюме здесь не имеют значения. Главное — духовное преуспеяние будущего монаха, совлечение ветхого человека.
 
Важно понимать, что постриги в иночество, малую или великую схиму не означают присвоение особого «почётного» статуса. В «Положении о монастырях и монашествующих» особо указывается: «Принимающему малую схиму следует сознавать, что постриг не предполагает привилегированного положения в обители». Это же касается и будущих иноков. Давая обеты, новоиспечённый инок или монах становится не господином, но слугой — Богу и людям. Обет послушания заключается в отсечении своей воли и следовании воле Божией, которая открывается через добровольное послушание игумену и всей братии.
 
Игумен Валаамского монастыря епископ Троицкий Панкратий разъясняет:
 
— Почитайте чин монашеского пострига: о чём говорит игумен кандидату? О том, что он теперь будет жить в покое и достатке, в душевном комфорте, все будут его любить, о нём заботиться? Нет, он говорит о другом. Что будет терпеть досады, укоризны, поношения, скорби. Монашество это не путь комфортного общежития, где всем хорошо, всё устроено. Это путь добровольного мученичества. Уже на этапе послушничества человек должен это понимать. С другой стороны, игумен монастыря должен относиться к послушнику как к своему духовному чаду или брату.
 
Монашество — это не путь комфортного общежития 
Особое отношение к монахам, инокам со стороны мирян может быть только в том, что «монахи, тщательно исполняющие своё призвание, должны являться нравственными ориентирами для православных христиан и всех людей». Подробнее об этом пишет преподобный Исаак Сирин в «Словах подвижнических»: «Инок во всём своём облике и во всех делах своих должен быть назидательным образцом для всякого, кто его видит, чтобы, по причине многих его добродетелей, сияющих подобно лучам, и враги истины, смотря на него, даже нехотя сознавались, что у христиан есть твёрдая и непоколебимая надежда спасения, и отовсюду стекались к нему, как к действительному прибежищу, и чтобы от того рог Церкви возвысился бы на врагов её».
 
Последование пострига в иночество предписывает игумену тщательно расспросить кандидата: добровольно ли он принимает такое решение? Хорошо ли обдумал его? Готов ли нести ответственность? В ставропигиальных монастырях, священноигуменом которых является Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, все готовящиеся к иноческому и монашескому постригу должны пройти ещё и собеседование с Председателем Синодального отдела по монастырям и монашеству, архиепископом Сергиево-Посадским Феогностом, который от лица Предстоятеля Русской Православной Церкви ещё раз проверяет готовность к принятию решения.
 
Так что первый постриг в иноки для будущего монаха — это первое по-настоящему ответственное решение. С этого момента инок обещает игумену обители оставаться здесь навсегда, до самой смерти. И в этом начинается уподобление будущего монаха Христу. Как Бог уничижил Себя Самого, приняв «образ раба», так свободный прежде человек становится «рабом монастыря». Причём делает он это добровольно, без принуждения или в силу обстоятельств. Действительно — серьёзное решение!
 
В таком «добровольном рабстве» нет ни мрачной трагедии, ни унижения. Человек, с мирской точки зрения, не отказывается от гражданства, свободы личности, индивидуальности. Только эти социальные и «гуманистические» понятия теряют привлекательность для него. Отдавая себя Христу, инок вместо собственного, личного обретает всеобщее: «Монах тот, кто почитает себя сущим со всеми и в каждом видит себя самого» (преподобный Нил Синайский «Слово о молитве»). Он взамен «индивидуальности» получает по слову Господа «совершенство».
 
“Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною, ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет её, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет её.” (Мф. 16, 24–25).
 
Любой монашеский путь — это путь креста, путь на Голгофу 
О кресте также говорит игумен Валаамского монастыря владыка Панкратий:
 
— Любая обитель, любой монастырь, любой монашеский путь — это путь креста, путь на Голгофу. Неважно, какие будут скорби, какого рода. Но Господь не оставляет, если ради Него терпит человек. Когда же претерпишь всё, «радуйся, — рече Господь, — мзда твоя многа на небеси» — так сказано в чине монашеского пострига. Но не только на Небе, здесь уже познаёт истинный монах благодать Божию, неизреченную радость близости Бога. Иначе и не стали бы иноки жить в монастырях и терпеть ради Христа многие искушения и скорби».
 
Послушник Александр ВЕРИГИН,
насельник Валаамского монастыря
Фото предоставлены автором
27.02.2018
Поделиться с друзьями:
Подписка на журнал "Врата Небесные"