Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Сегодня

17 сентября: обретение мощей святителя Иоасафа Белгородского ...

Содержание
Главная Nota Bene! Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


От чистого истока


Каждый раз, приезжая в Барколабовскую обитель, нахожу её какой-то необычной, похорошевшей, что ли. Оно и понятно, обитель набирает силу, жизнь постепенно налаживается, идёт вперёд. А больше всего радует то, что в любую пору года здесь всегда многолюдно. Это и многочисленные паломники-пилигримы со всех уголков родной Беларуси, и прихожане из близлежащих деревень. Приезжают верующие из городов ближнего и дальнего зарубежья — России, Украины...
 
Приезжая в Барколабовскую обитель 
Все спешат к чудотворной иконе Барколабовской со своими горестями, радостями, с верой и надеждой на скорую помощь. Идут и к священнику за дельным советом, а также исповедаться-покаяться, причаститься.
 
Все спешат к чудотворной иконе Барколабовской 
Сегодня, к огромной радости сестёр обители и паствы, в Иоанно-Предтеченском храме монастыря два священника — отец Антоний и отец Андрей. Они благоговейно предстоят Престолу Божиему, с любовью относятся к духовным чадам своим. И это радует. Да и немудрено — ведь во второе десятилетие вступила Свято-Вознесенская женская обитель. С Божией помощью всё наладилось. А в начале пути были большие трудности, самое главное — не было священника. Храм без священника — не храм. Матушка Антония усердно молилась, и Господь послал нового батюшку, а то случалось, что иные приезжали и как-то быстро уезжали. Никто не хотел оставаться. Но… неисповедимы пути Господни. Без воли Божией ничего и быть не может.
 
Во второе десятилетие вступила Свято-Вознесенская женская обитель 
…На берегу некогда монастырского озера неожиданным образом стал появляться незнакомый человек (но как покажет дальше жизнь — очень даже кстати). Он спокойно пробирался через сплошные дебри из кустов и деревьев, густую траву, со смирением подходил к поклонному кресту и долго-долго молился. Потом часами стоял на берегу, внимательно вглядываясь в водную гладь озера. Он думал. О чём? Немногочисленные отдыхающие порой удивлённо поглядывали в его сторону. Кто он? Откуда? И что заставляет его каждый день, невзирая на прихоти погоды, приходить сюда, в этот «безжизненный» мир? Мало кто знал тогда, что здесь когда-то был женский монастырь, а этот незнакомец — простой монах. Но пока никакого отношения не имел он ни к прошлому, ни к будущему обители. Он родился в этих краях.
 
Жизнь на месте никогда не стояла и не стоит. И вот появились в этом необжитом и заброшенном уголке первые монахини. Была установлена палатка, в которой они ревностно молились. «На огонёк» к насельницам стал приходить и монах Иероним (так звали незнакомца). Он незаметно входил в палатку, скромно стоял в сторонке и искренне, с трепетом молился. Для внимательного взгляда отца Александра Полуянова это не могло остаться не замеченным. После очередной службы он подошёл к незнакомцу — разговорились. Оказалось, что монах Иероним после 12 лет своего старательного послушания в Свято-Никольско-Шартомском мужском монастыре (Николо-Шартомский монастырь — мужской монастырь Шуйской епархии Русской Православной Церкви, расположенный в селе Введенье Шуйского района Ивановской области России; прим. ред.) вернулся в родные края. Почему? Порой бывает затруднительно отвечать на подобные вопросы. Наверное, у каждого свой путь. Своя дорога, и её надо пройти от начала и до конца. На то воля Божия. «Вся жизнь есть дивная тайна, известная только одному Богу. Нет в жизни случайных совпадений обстоятельств — всё промыслительно», — так, возможно, думал монах Иероним.
 
Отец Александр предложил ему послужить Господу 
Отец Александр предложил ему послужить Господу Богу, православным христианам в обители, которая в скором времени возродится к духовной жизни. Правда, она ещё только-только делает первые шаги на пути к своему возрождению… И пока монах почтительно слушает отца Александра, а у того нет ни минуточки свободного времени, на его плечах — и возведение монастырских зданий, и служба в Бобруйске, и просветительская деятельность... Но недаром Иероним ездил к старцу Николаю Гурьянову, от мудрого прозорливца и услышал — «будешь в женском монастыре». И уже с 2007 года монах Иероним (Кияшко) нёс послушания в Свято-Вознесенском храме, а через два года был рукоположён в иеромонаха и назначен священником Свято-Вознесенского женского монастыря, позже — настоятелем прихода Казанской иконы Божией Матери села Барколабово. Богослужения возобновились, сделались регулярными. Это стало великой радостью для тех, кто стремился и по-прежнему стремится жить духовной жизнью, понимая, что «не одна теория, но и практика нужна, а при оной бывает много и преткновения, и восстания».
 
Жизнь на месте никогда не стояла и не стоит 
Не всегда легко было отцу Иерониму. В монастыре как на фронте — противостояние, брань духовная. Он понимал, что «без борьбы невозможно обойтись, в которой иногда побеждаем, а иногда и побеждаемся…». Все беды своих духовных чад, все их грехи принимал близко к сердцу, стараясь смягчить греховную тяжесть исповедующихся. Молился отец Иероним прилежно, исправно, ибо молитва — меч духовный против «всякого супостата».
 
И разнеслась весть о необычном священнике— Он вместе с кающимися на исповеди переживал всё то, что происходило с каждым из нас, — вспоминает прихожанка Ирина Тихомирова из Могилёва. — Его молитва очень помогала. Было легко и хорошо. От его слов казалось будто бы огненный меч направляется к тебе — не в смысле гневном, а в смысле — раскрывающем совесть. Мы любили отца Иеронима. А батюшка постоянно напоминал, говоря: «Это не я помог, это Матерь Божия. Её и благодарите. Верьте, что всё, что не от нас, а от Бога, то добро. Что Царица Небесная не оставляет, это правда, но надо быть благодарным за это не словами, но добродетелью, добродетельным житием».
 
И разнеслась весть о необычном священнике. Ещё «вчера» о нём никто не знал, да и сам он не предполагал, где будет служить. Но обрёл духовное пристанище под покровом Пресвятой Богородицы в Барколабове.
 
Началась новая жизнь, а дома и стены помогают. Тяжело порой было, но отец Иероним всё стойко переносил, так как понимал, что спокойно человеку только на Небесах, а не на земле. Прихожан он любил. Они молились, каялись, просили совета, благодарили…
 
Прихожан он любил 
И каждого отец Иероним встречал как давно знакомого и близкого человека — приветливо, с улыбкой и радостью. Паломники и сейчас вспоминают его добрым словом, мысленно обращаются с молитвой. По словам очевидцев, не было человека, который при одном виде отца Иеронима не ощущал бы особенного духовного утешения. Скромный, чуткий, добрый… С душой ребёнка, чистой и открытой. Таким и остался в памяти людей. Он был для них как солнце. Без него как будто образовалась пустота. Но грустить не надо. Как мне думается, батюшка своим духовным чадам сказал бы следующее: «Без зимы не было бы весны, без весны не было бы лета. Так и в жизни духовной: немножко утешения, а затем немножко скорби, и составляется так помалу путь спасения».
 
К сожалению, мне не довелось знать отца Иеронима 
К сожалению, мне не довелось знать отца Иеронима. В первый раз я приехала в обитель в тот год, когда его не стало. Жизнь в монастыре шла своим привычным ходом — молитва да послушание. А я сразу стала собирать материал про древнюю обитель. Получив благословение матушки Ангелины, начала «штудировать» Фёдора Жудро (Жудро Фёдор Андреевич — церковный деятель Могилёвщины и Гомельщины XIX-XX вв., историк; прим. ред.), беседовала со схиигуменией Антонией, с сёстрами, фотографировала, ходила в храм… Удивлялась увиденному и услышанному… И вот в очередной мой приезд обратила внимание на усыпальницу, где покоится прах отца Александра. Вернее, на одну из её белоснежных стен. На ней — памятная доска в честь иеромонаха Иеронима.
 
«Да, — подумалось мне, — Господь зрит в самое сердце». Они как будто вместе — отец Александр и отец Иероним. Первый обратил внимание на смиренного раба Божиего и предложил послужить Богу и людям в их будущей обители, а второй с радостью принял предложение. Да, что ни говори, а «Промысл Божий всегда о нас промышляет и устраивает к пользе общей, хотя и противными нам случаями». Мне только и оставалось тихо помолиться, смиренно склонив голову перед памятью протоиерея Александра и иеромонаха Иеронима.
 
Чистым родником был для прихожан отец Иероним 
… Чистым родником был для прихожан отец Иероним. Его любили, ему доверяли, поэтому и каялись без боязни и стыда — всё как на духу. А он всегда напоминал своим духовным чадам:
 
— Любите Бога и ближних, любите Церковь Божию, в службе церковной, в молитве ищите благ не земных, а небесных. Просите, и дано вам будет…
 
Валентина ХАМЧУК
27.05.2019
Поделиться с друзьями:
Подписка на журнал "Врата Небесные"