Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Cегодня

14 декабря: пророка Наума (VII в. до Рождества Христова), праведного Филарета Милостивого (792) ...

Содержание
Архив Dei Verbo Контакты Мы в соц сетях
Рекомендуем

Небермудский треугольник


Великий пост. Поминальная суббота. Прохладное и дождливое раннее утро. По чистым широким улицам между симпатичными невысокими домами скорым шагом дохожу до площади, не встретив никого, кроме дворников. По пути у двоих из них я спросил, где находится Свято-Троицкая церковь, что при женском монастыре. Но в ответ лишь пожатие плечами…
 
На площади неспешно пыхтели выхлопами и елозили гусеницами разнокалиберные «бэтээры», суетились милицейские наряды, а спецназовцы расставляли оружейные стеллажи. Плохая погода — не помеха в выходной забавлять малышню и родителей оружием. Время поджимало. Кстати, мой «айфон», кроме часов, ничего не изображал. Телефонная связь не работала — санкции…
 
Я спросил, где находится Свято-Троицкая церковь
 
Вдруг мне на пути встретилась худенькая бабулька в платочке, которая, оказывается, спешила туда же, куда и я. От площади до храма вместе мы прошли всего пару сотен шагов. Церковь оказалась красивой и относительно небольшой. Внутреннюю часть прихода частично прикрывали ремонтные леса, но тесноты не создавали. Читались часы. Исповедь ещё не начали…
 
Это — Симферополь. Сюда я стремился долго — к святому батюшке Луке Крымскому. С ним меня связывает очень многое. Он молится за меня, болящего, пред Господом. Наконец-то я припал к раке с мощами святителя Луки! Как мне выразить благодарность, на которую способен грешник, до сих пор живой молитвой святого и милостью Божией?!
 
Небермудский треугольник 
Честно говоря, поначалу я хотел назвать это интервью иначе. Но перед исповедью в Свято-Троицком храме со мной произошла необычная ситуация в общении с прихожанами. Или с конкретным прихожанином? Как положено, сложив на груди руки, я обернулся и попросил прощения у братьев и сестёр. А вот стоящий передо мной человек солидного возраста изобразил на лице неоднозначную гримасу и не то, чтобы произнёс, а, скорее, процедил громким голосом: «Мы тебя не знаем, но… прощаем!»
 
Тем же вечером у меня состоялась беседа с одним из опытных крымских пастырей и публицистом, несколько лет служившим в Свято-Троицкой церкви, а теперь трудящимся во славу Божию настоятелем храма Покрова Пресвятой Богородицы в посёлке Почтовое Бахчисарайского района — протоиереем Димитрием Шишкиным.
 
Протоиерей Димитрий Шишкин — Как вы думаете, есть ли особенности у крымских прихожан, например, в духовности, твёрдости в вере, рождённой текущими социальными сложностями, в культуре поведения?
 
— Не думаю, что у православных, проживающих в Крыму, существуют какие-то особенные, отличающие их черты, а вот проблемы, общие для большинства приходов Русской Православной Церкви, есть. И одна из главных, вопиющих проблем — индифферентность абсолютного большинства крещёных людей в вопросах веры и церковной жизни. Люди называют себя православными, но не знают собственной веры, не участвуют в богослужениях и таинствах Церкви. Эта проблема требует терпеливого и последовательного решения, и иного пути, кроме молитвы, личного примера христианской жизни со стороны сознательно верующих, проповеди, убеждения и объяснения, — нет. Нашему народу, условно говоря, пережившему период оскудения веры, предстоит пройти дорогой сознательного воцерковления, а это, конечно, вопрос многих усилий, времени и терпения.
 
Если же говорить о прихожанах, которые стараются жить церковной жизнью, то я не сказал бы, что политическая и социальная повестка дня наложила на них значительный отпечаток. Радость по поводу нашего присоединения к России, равно как и бытовые трудности, связанные с санкциями, кознями украинских радикалов или местной бюрократии, — это всё, конечно, так или иначе влияет на внутреннюю и внешнюю жизнь православных в Крыму, но вряд ли накладывает особенный отпечаток.
 
Люди называют себя православными, но не знают собственной веры 
Одной из очевидных проблем остаётся сравнительно малое количество мужчин среди прихожан. Думаю, это не только крымская проблема: отсутствие правильного православного воспитания, когда церковная жизнь воспринимается и женщинами, и мужчинами как неотъемлемая и обязательная часть своей жизни с отчётливым пониманием, что Церковь нуждается в приложении мужских способностей и сил не меньше, чем в женском служении. А вернее сказать — крещёные мужчины сами нуждаются в церковной жизни, чтобы правильно и разумно строить не только личную жизнь, но и жизнь своих семей и общества в целом.
 
Ещё одна особенность религиозной жизни в Крыму — разница между приходской жизнью в городах и сёлах. Образ жизни в городе всё-таки значительно отличается от сельского, и это, естественно, накладывает отпечаток на людей. Восемь с половиной лет я прослужил в городе, пять лет служу в селе и вот что могу сказать. В духовном отношении нет разницы, где совершается Божественная литургия, — в простом сельском храме или в столичном соборе, но в душевном различия заметны. В городских храмах больше людей «проходящих», то есть тех, кто приходит изредка в храм с текущими бедами, проблемами и вопросами, но потом снова исчезает из поля церковного зрения. Вообще, в городских храмах много людей, появляющихся и исчезающих с разной периодичностью; их даже не упомнишь физически, и это накладывает отпечаток на приходскую жизнь. Костяк небольшой. Но если его сравнить с числом прихожан деревенских, то существенной разницы нет. Но в селе костяк, за редким исключением, составляет всю паству, а в городе — малую часть от общего количества посетителей храма. Так что в селе на приходе, можно сказать, атмосфера более семейственно-тёплая, домашняя, в отличие от загруженного и отягощённого многими хлопотами городского прихода.
 
В духовном отношении нет разницы, где совершается Божественная литургия 
— Через интернет статистика распространяется в следующих цифрах: без показателей самопровозглашённых ДНР и ЛНР, в Украине, по данным 2015 г., к Украинской Православной Церкви Московского Патриархата (далее — УПЦ МП) относят себя 21 % украинцев, 44 % населения назвали себя верующими Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата (далее — УПЦ КП), 11 % — Украинской Греко-Католической Церкви. Есть ли какая-то информация у вас, батюшка? Какова статистика о православных прихожанах в Крыму?
 
— Замечу: статистические данные умудряются иногда подгонять под политическую конъюнктуру. Потому их надо перепроверять, что называется, «по нескольким источникам», и это особенно верно в отношении украинских агентств, политическая ангажированность которых порой зашкаливает. У нас, в Крыму, распространяется такая статистика: 42 % приходится на Православную Церковь (УПЦ МП — 38 %, остальные – 5 %); 29 % — на мусульманские организации (Духовное управление мусульман Крыма – 25 %, остальные — 4 %); прочие организации делят между собой оставшиеся 29 %...
 
— Как бы вы охарактеризовали отношения между крымскими христианами и мусульманами?
 
— Как житейские, по преимуществу. И эти выводы делаю на основании повседневных наблюдений. Ведь люди в массе своей во взаимоотношениях руководствуются не какими-то этническими и религиозными соображениями, а принципом: добрый человек — злой, порядочный — непорядочный, надёжный — ненадёжный. А эти границы, надо признать, пролегают не по этническим водоразделам. Конечно, есть «радикальные элементы» как в татарской среде, так и среди россиян, но можно с уверенностью сказать, что их ничтожно малый процент. В общем, Крым — уникальное место, где существует многовековая традиция мирного сосуществования множества религий, языков и этносов, хранящих собственные традиции, но и с уважением относящихся к чужим. В этом «хранении своего» во многом и заключается секрет такого сосуществования: где размывается представление о добре и зле, о традициях и культуре своего народа, — там и возникают зачастую пренебрежение и неуважение к людям иного уклада, чреватое конфликтами.
 
Дела благочестия не делаются нахрапом 
— Не могу не задать вопрос, вспоминая историю августа 2011 г. про «феодосийский поклонный крест». История хоть и давняя, но довольно поучительная. СМИ раздули и преподнесли события, что называется, со смаком. Много героев в этой драме… Кто из них прав, кто виновен? А кто «козёл отпущения»? В прессе — игра слов и эмоций. Правду с обличением высокопоставленных чинов никто не рискнул раскрывать?
 
— Насколько я знаю, суть этой проблемы заключается в том, что казаки, сгоряча и не посоветовавшись с правящим архиереем, решили установить поклонный крест, то есть показать татарам, «кто в доме хозяин». Но дела благочестия не делаются нахрапом. И, естественно, случился конфликт с пострадавшими сторонами. Но благоразумие и послушание в Церкви — далеко не последнее дело. И если бы наши казаки больше внимания уделяли собственной церковной жизни, дело воцерковления нашего номинально крещённого, но зачастую равнодушного в религиозном отношении люда, пошло бы куда быстрее. Равно как и проповедь Православия вообще. А ведь цель водружения поклонных крестов во многом заключается именно в этом. Приведу кстати изумительный пример доброй проповеди.
 
Подошла ко мне простая пожилая женщина и сообщает: «Батюшка, мы хотим у себя в селе крест установить поклонный, но некоторые татары противятся. Говорят, мол, крест оскорбляет их религиозные чувства. Раз уже устанавливали, но его сломали. Как нам поступить?» Я объяснил, что, по распоряжению правящего архиерея, поклонные кресты можно устанавливать только с его благословения, потому нужно собрать инициативную группу и обратиться к владыке... «Ну, хорошо... А то я как-то разговорилась с теми татарами, что против, а они возмущаются: «Да ваш крест ничего не значит... мы его всё равно сломаем». А я, вы понимаете, не знала, что ответить, но так воздохнула молитвенно к Богу и говорю им: «А наш крест означает любовь Бога, Который умер на Кресте ради вас... И как вы можете любовь Бога сломать?!» И вот, вы представляете, они, в конце концов, сказали: знаешь, мать, давай мы тебе этот крест сами сделаем...»
 
Вы понимаете, как это было сказано? Вот это проповедь!
 
А наш крест означает любовь Бога, Который умер на Кресте ради вас 
— К сожалению сегодня, как мне кажется, публичное и социальное положение украинских и крымских епископатов незавидное. Прежде всего, я имею в виду представителей УПЦ МП. Достаётся им от СМИ Украины. Тому причин множество: от юридических, экономических и организационных вопросов до мелочей, — мол, кто на какой машине ездит. Иногда УПЦ МП критикуется российскими СМИ: тут уж либо обсуждение конкретного дела, либо всплески эмоций отдельных личностей. И как бы то ни было, реальность такова: автономно УПЦ МП существовать не может. Из причин общеизвестных довольно упомянуть кадровые просчёты. Как вы, батюшка, прокомментируете такое положение дел: удастся ли Церкви Украины в той или иной форме сохранить себя или добиться автономности, избежав слияния с Русской Православной Церковью?
 
— Чтобы разобраться в этом вопросе, нужно понять простую вещь: Русская Православная Церковь — единственная каноническая (то есть законная) Православная Церковь на территории исторической Руси, включающей в себя Россию, Беларусь и Украину. И Украинская Православная Церковь — фактически одна из митрополий этой поместной церкви, разве что с расширенной административной автономией. Вот и всё. А дальше, как поётся в Российском гимне: «Так было, так есть и так будет всегда». И обсуждать тут, по большому счёту, нечего, как бы ни скрежетали зубами всевозможные раскольники и религиозные фантазёры.
 
Нельзя забывать за внешними нестроениями и противоречиями, что Церковь — это духовная семья, а глава её — Христос. Потому все важные вопросы внутри Церкви должны решаться и решаются, по сути, в духе взаимной любви, исходя из заботы об общем благе. И Русская Православная Церковь, как материнская, с любовью вмещает в своём сердце множество народов, языков и культур. Автономия УПЦ МП невозможна не из-за каких-то «технических» препятствий, а потому, что нет на то воли Божией. И это очевидно по прошествии уже почти четверти века существования независимого государства Украина; тот самый случай, когда мы говорим: иное — суд Божий, а иное — человеческий».
 
Святитель Лука Крымский— Имеются волнообразного характера порывы правительства Украины объединить УПЦ МП и УПЦ КП с отделением от РПЦ. Например, 16 июня 2016 г. Верховная Рада приняла постановление «Об Обращении Верховной Рады Украины к Его Святейшеству Варфоломею, Архиепископу Константинополя и Нового Рима, Вселенскому Патриарху о предоставлении автокефалии Православной Церкви в Украине». Верховная Рада попросила его «принять активное участие в преодолении последствий церковного разделения путём созыва под эгидой Вселенского Патриарха Всеукраинского объединительного Собора». А какие изменения в жизни Православной Церкви на Крымском полуострове под давлением Киева в последнее время происходят на деле?
 
— Все эти потуги несостоятельны, ибо замышляются людьми, не понимающими, что Церковь — не просто человеческая организация, которой можно руководить по своему хотению, а Богочеловеческий организм. И если внешнее влияние на Церковь по попущению Божию происходит иногда, то, во-первых, оно распространяется лишь до некоего предела, а, во-вторых, самонадеянная деятельность заканчивается для «влиятелей» зачастую многими скорбями и бедами. Вспомним хотя бы, чем закончился период жесточайших гонений на Церковь в конце 30-х годов. Имею в виду страшную войну, которая многое расставила по местам, в том числе и в головах иных начальствующих строителей «нового мира». Полным крахом закончилось и «обновленческое движение», инспирированное безбожными властями. Или вспомним, чем завершилось правление Хрущёва, обещавшего показать по телевизору «последнего попа», но «неожиданно»… отправленного в отставку. Да и сам СССР, построенный на идее «безбожного рая», рухнул словно колосс на глиняных ногах; но иного окончания этого проекта быть не могло; как и прочих «проектов» покорения, переустройства или упразднения Церкви.
 
— Итак, мы имеем УПЦ КП под знаменем преданного анафеме Филарета, агрессивность националистов, публикаций СМИ про «грешность москальской церкви»… Рассматривая сложившуюся над несчастной Украиной ситуацию, невольно вспоминаю сербов, переживших насилие над Югославией, а именно — «инжиниринг» по созданию новой этнической идентичности…
 
— Этот «инжиниринг» мы наблюдаем на Украине почти четверть века, но у застрельщиков новой «украинской идентичности» явно что-то не ладится. Больше того, пресловутый Майдан напоминает анекдот с незадачливым хирургом, который с криком «опять не получилось!» начинает кромсать внутренности оперируемого им пациента. И это не шутка, где уже нет и доли шутки, ибо люди, мечтающие о новой «украинской идентичности», по факту сами уничтожают сейчас всё, что создано мало-мальски позитивного на Украине за последние двадцать с лишним лет. Нам остаётся ждать финальной точки, когда дело будет сдано в архив для изучения, с одной стороны, учёными для написания монографий, а с другой — следователями для вынесения приговора. А новая Украина, не «фейковая», а реальная, станет созидаться, точнее, возрождаться, на тех же началах, на которых и зиждется доселе Святая Русь: единоверие, братолюбие, взаимоуважение и сотрудничество братских славянских народов.
 
Матвей ИВАНОВ
 
Поделиться с друзьями: