Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Cегодня

24 января: священноисповедника Владимира Хираско (1933) ...

Содержание
Главная Nota Bene! Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Не отступлю от вас духом своим


25 декабря — день памяти преподобного Ферапонта Монзенского
 
25 декабря — день памяти преподобного Ферапонта Монзенского 
Иноческое пострижение отец Ферапонт принял в Воздвиженском Костромском монастыре, где провёл после пострига 13 лет. За подвижническую жизнь, великое послушание игумену и братии, за кротость и смирение он был любим всеми, служил образцом добродетелей. Изнуряя своё тело, постник представлял собой безмолвную проповедь самого сурового аскетизма. Много посетителей притекало к подвижнику. Иных принимал пастырь приветливо, иных обличал за распущенную жизнь. Наместник монастыря почитал отца Ферапонта, обладавшего даром пророчества и чудотворства, святым. Праведник искал убежища от славы человеческой, и тут не обошлось без чуда.
 
Насельнику монастыря преподобного Павла Обнорского монаху Пафнутию, стремящемуся к большему уединению, в ночном видении неведомый старец указал место для основания новой обители, предсказав, что жить он в ней не будет. Близкий друг Пафнутия монах Адриан, по слову этого старца, отправился на поиски указанного места и нашёл его в районе слияния рек Монзы и Костромы, в 25 верстах от Галича. Это были непроходимые дебри с заброшенной ветхой церковью в честь Благовещения. Адриан и два его сподвижника переселились туда, начали обживать, строиться, сеять хлеб. А Пафнутий был назначен наместником Чудова монастыря в Москве и давал средства на устроение обители. Путь в глухую чащу был лишь по воде. Но Господь посылал желающих пустынного подвига, и постепенно число келий умножалось.
 
Не отступлю от вас духом своим 
Низкий речной берег каждую весну заливала вода, и Адриан стал молиться, благословит ли Бог перебраться повыше, и удостоился видения. Незнакомец открыл, что другое место назначено для жительства, и Бог откроет его исцелением двух отроков, а позже там явится святой человек. Вскоре в новоустроенный монастырь привезли двух больных отроков, отцам которых явился величественный старец, украшенный длинной седой бородой и представившийся однокелейником Адриана. Он обещал исцеление болящим, если их привезут в Монзенскую обитель. Однако среди братии не было никого указанной наружности. После Литургии отроки получили исцеление во время молебна в часовне на берегу Монзы. Тогда братия удостоверилась, что есть неведомый чудесный покровитель у обители и ему угодно перенести монастырь на новое место. Так и поступили. Построили две церкви.
 
Когда жизнь при устье Монзы начала налаживаться, в новотёсаные ворота постучал благообразный старец с длинной седой бородой. Это и был загадочный покровитель обители, преподобный Ферапонт, тайно покинувший Кострому и избравший своим новым домом этот затерянный уголок. О себе он говорил, что до монашества жил в Москве, и Василия блаженного называл своим сожителем. Видимо, он подражал святому Василию, ибо у последнего не было постоянного места жительства. Исповедь обнаружила великую святость старца. Адриан понял, кто пришёл, а преподобный увещевал его никому о нём не сказывать и смиренно просил быть своим духовным отцом. «Спустя два с половиной года исполнится на мне воля Божия», — святой знал срок собственной смерти.
 
Святой знал срок собственной смерти 
Каждый день, с благословения своего келейника отца Адриана, он удалялся для уединённой молитвы в лесную глушь. Случилось, что инок Кирилл возроптал на угодника, мол, тот не бывает на монастырской страде. Во сне толпа бесов похваляла его за это. Кирилл исповедовал свой грех и, снова увидев бесов, призвал на помощь в молитве отца Ферапонта. Тот предстал внезапно, и демоны исчезли как дым. В другой раз был наказан за насмешку монастырский служитель Пётр. «Ты стар годами, а ходишь так плавно, — съязвил любитель поосуждать, — мантия твоя не движется, и ногами своими ты как будто скользишь». Охальник не получил ответа. Но Божий суд не оставил его безответным. В тот же день Пётр почувствовал страшную боль в голове и шее. Некая грозная сила развернула его голову лицом назад, видимо, в ознаменование того, что осуждать — это смотреть вспять, обращаться назад. Пав к ногам святого, Пётр стал просить прощения и исцеления. Милосердный отец прикоснулся к голове кающегося, и она приняла нормальное положение.
 
Некто Пелагея набрела в лесу на молящегося подвижника. Тело его обливалось кровью от укусов гнуса. Оводы столбом вились над добровольным мучеником. Движимая любопытством, очевидица подошла поближе и — ослепла. «Старче Божий, — возопила она, — прости меня, грешную!» В тот же миг нарушительница тайны подвига прозрела и очутилась на другой стороне оврага. O случившемся она, возбраняемая неведомой силой, смогла рассказать лишь отцу Адриану. Поистине, сказочные чудеса порой водились в русских лесах! Однако сколь беспощаден был к своей плоти сей древний старец за два года до смерти! Ночью он также не давал себе покоя, переписывая божественные книги и читая жития святых. Под предлогом защиты от притеснений местного боярина игумен Обнорского монастыря Иоиль попытался подчинить монзенцев своей обители. Нагрянул внезапно в Благовещенский монастырь, но все скрылись от него. Тогда хищник забрал церковные книги, представлявшие большую ценность. После этого авва Ферапонт мёл двор крыльями своей мантии, повторяя: «Прах и смрад твой да выйдут с тобою, и козни бесовские да изгонятся». Прозорливец предсказал, что игумен Иоиль скоро впадёт в лютую болезнь, раскается и вернёт книги, а место сие не будет ни у кого в подчинении. Так и случилось.
 
Не отступлю от вас духом своим, если между вами любовь будет  Однажды Ферапонт сообщил Адриану, что его желает видеть больной архимандрит Пафнутий в Москве, да не в Чудовом у себя, а на Крутицах. Всё не только подтвердилось. Пафнутий показал Адриану его письмо о нуждах обители. В описанном старце, принёсшем письмо, Адриан узнал Ферапонта. Но Адриан письма не писал, и Ферапонт обители не покидал. Узнав о чуде, митрополит Крутицкий Геласий дал на нужды Адриану обильную милостыню.
 
Зная время своей кончины, преподобный попрощался с братией и обещал: «Не отступлю от вас духом своим, если между вами любовь будет». Он отстоял Литургию, причастился, был бодр, здоров. Сутки молился и почил. Великое благоухание разлилось даже за стены обители. Исполняя предсмертную волю почившего, отец Адриан причастил его крещенской водой, и мёртвые уста сами отверзлись, и лицо праведника просияло.
 
По смерти святой продолжал творить обильные чудеса, исцеления, не раз спасал обитель. Предсказал голод 1601 г., велел запасать зерно. И Монзенский монастырь многих спас от смерти в три голодных года.
 
Однажды мимо обители по реке плыло семь судов с солью. Шестеро их владельцев пришли отпеть молебен преподобному Ферапонту, внесли дары, а один сомневающийся, Вавила, не пошёл. Шесть судов благополучно прошли пороги, а седьмое, Вавилы, попало на камни и начало тонуть. Маловер, вразумлённый товарищами, стал взывать к святому о прощении, после чего появился некий старец, не позволивший воде залить струг и проведший его через пороги. Вавила после этого дал обет всегда благотворить монастырю и молиться в нём.
 

Подготовил Иван ВОЗНЕСЕНСКИЙ
24.10.2018

Поделиться с друзьями:
Подписка на журнал "Врата Небесные"