Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Cегодня

22 октября: апостола Иакова Алфеева (I). ...

Содержание
Главная Nota Bene! Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


На горе Христианке


Горы. Мотор «джипа» надрывно ревёт на каждом повороте серпантина. Безоблачное синее небо всё ближе. «Румия» в переводе с арабского значит «христианка». Гора по имени Христианка — как чудно! И как верно! Вот уже пять лет у её подножия живут и молятся монахини — матушки из монастыря во имя Преподобного Сергия Радонежского. Вместе со священником из России еду в их маленькую обитель — отец Алексий будет служить там Литургию.
 
На горе Христианке 
***
 
Румия — особое, святое место для православных христиан Черногории с древних времён. Было время, когда её вершину венчал храм Пресвятой Троицы. Когда турки оккупировали Балканы, он был разрушен — в 1571 г. Люди говорят: это случилось за грехи народа. С тех пор каждый паломник, восходивший на святую гору, должен был нести с собою камень — знак покаяния. В 50-х годах прошлого века коммунисты запретили крестные ходы и восхождения на Румию. Но лет через 30 традиция возобновилась.
 
Румия — особое, святое место для православных христиан Черногории 
Ещё старые люди говорили, что, когда на вершине горы будет собрано достаточное количество камней, новый храм спустится на прежнее место прямо с небес. На самом деле наша жизнь полна чудес: предсказание сбылось; чудо или не чудо (как кому видится), — но в 2005 г. вертолёт опустил на вершину Румии храм, спаянный черногорскими мастерами из алюминиевых деталей. Это случилось благодаря усердию и сердечному горению местного жителя — Мило Драговича, более 40 лет носившего на гору камни покаяния. Посетив Святую Гору Афон, он увидел во сне белую церквушку на вершине родной Румии и почувствовал — время пришло:
 
— Я загорелся желанием сделать что-нибудь доброе для верующих, которые в день Святой Троицы поднимались на Румию, зажигали свечи, молились. Я понял, что необходимо построить, а точнее, восстановить церковь, стоявшую здесь много веков.
 
Новый храм спустится на прежнее место прямо с небес 
Прошло почти 10 лет, и долгожданное событие свершилось. Но люди по-прежнему поднимаются на святую гору с камнями в руках и с покаянием в сердце — и за себя, и за своих близких. Вершина любой горы — это символ, образ той высоты и близости к небу, на которую может взойти всякий кающийся грешник и рассмотреть главное, подлинное, насущное, что недоступно внутреннему взору души среди земных забот и треволнений. Они словно высокие горные хребты скрывают от нас бесконечную даль духовного бытия, его красоту и величие…
 
И опять душа полна надежд и чаяний 
Вот и я поднимаюсь всё выше, надеясь оторваться от грешной земли и попросить небесного заступничества у великого подвижника земли русской — святого Сергия Радонежского. Как всё дивно переплетается в нашей жизни: еду в обитель, освящённую в честь Преподобного, спустя ровно 10 лет с момента пребывания в другом монастыре, существование которого неразрывно связано с этим святым, — в Троице-Сергиевой Лавре! Та поездка и молитва у мощей Сергия сыграли ключевую роль в моей судьбе, несомненно! И вот теперь исполнились времена и сроки, чтобы снова предстать пред образом Преподобного, только не в России, а на святой горе Черногории. И опять душа полна надежд и чаяний…
 
Как всё дивно переплетается в нашей жизни 
***
 
Добрались. Тишина вокруг потрясающая. Только голоса птиц изредка прерывают её торжественное молчание. Место настолько уединённое и труднодоступное для посетителей (паломники в монастыре Преподобного Сергия Радонежского — редкость), что всеми фибрами души ощущаешь — это воистину место обитания иноков, людей, отрёкшихся от мира.
 
В маленьком, уютном храме тоже тихо — две послушницы, пять матушек и пятеро гостей. Отчётливо слышно каждое слово молитвы. Голос поющей монахини дышит покоем и благоговением. Господь посреди нас…
 
После Литургии подхожу к ковчегу с частицей мощей Преподобного Сергия. Долго не могу отойти. Хочется высказать всё наболевшее, измучившее душу неразрешимыми вопросами…
 
Наконец делаю шаг за порог храма. И оказываюсь… в облаках 
Наконец делаю шаг за порог храма. И оказываюсь… в облаках. Они густым клубящимся туманом обволакивают меня, храм, обитель и текут к морю, что смутно виднеется на горизонте:
 
А тихое счастие — вот оно!
 
И в сердце бескрайняя тишь,
 
Как будто всё небо в нём собрано,
 
И в очи Господни глядишь.
 
Во время беседы с ней и сёстрами ощущаешь какую-то особую простоту 
***
 
Настоятельница монастыря радушно приглашает нас на трапезу. Беседуем с ней об истории обители, о жизни монахинь в этом поднебесном месте. Все сёстры — русские. Приехали жить в горное ущелье между Адриатическим морем и Скадарским озером в 2009 г. по благословению Митрополита Черногорско-Приморского Амфилохия. Игумения Феодора (Субботина) родом с Урала. Она уже более 10 лет спасается в монастырях Черногории.
 
Матушки общаются с тобой на равных 
Во время беседы с ней и сёстрами ощущаешь какую-то особую простоту, душевность, доверительность. Матушки общаются с тобой на равных, как с родным, близким по духу человеком, много расспрашивают и с величайшим, уважительным вниманием слушают ответы. Даже неловко: я должна спрашивать их, внимать их опыту духовной жизни. Да и книг в монастырской библиотеке не сосчитать — все стены уставлены стеллажами. А матушки кротко и искренне спрашивают и слушают о том, что мне довелось прочитать, узнать, увидеть благодаря своей работе в православных СМИ. Регент монастырского хора радостно взволнована, когда упоминаю, что недавно работала с очень интересными текстами для дублирования сербского фильма «Литургия». Обещаю передать из Минска диск.
 
Глаза её непрестанно улыбаются 
Не могу оторвать взгляд от лица матушки Феодоры. Глаза её непрестанно улыбаются, просто искрятся радостью, — ни тени грусти, усталости или озабоченности. Вот бы научиться так радоваться жизни и людям, несмотря ни на что! А ведь здесь, в горах, редко бывают гости. И жизнь тут достаточно сурова. Сейчас, летом, — солнышко, цветы, пчёлки, птицы, красота вокруг неописуемая! А зимой? Спрашиваю у матушки, каково здесь, на высоте 1600 метров над уровнем моря, в холодное время года. Ведь внизу, на побережье Адриатического моря, климат субтропический, температура никогда не опускается ниже нуля.
 
— А тут ветры, — отвечает она. — Настолько сильные, что не рискуем тогда из келий выходить. Бывают снег, лёд. Дорога замерзает и становится опасной для подъёма, тогда к нам долго никто не может добраться — полное уединение, пустыня.
 
А глаза матушки по-прежнему счастливо улыбаются, будто она не о своих трудностях говорит, а о древних пустынниках...
 
А тихое счастие — вот оно! 
***
 
Вдоволь насытившись общением, прощаемся с матушками и перед спуском заезжаем к святому источнику, чтобы напиться и набрать целебной воды. На скале — нерукотворный лик Пресвятой Богородицы и каменные барельефы, созданные известным скульптором, имени которого, к сожалению, не запоминаю. Душа переполнена впечатлениями…
 
Елена НАСЛЕДЫШЕВА
08.10.2018
Поделиться с друзьями:
Подписка на журнал "Врата Небесные"