Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Cегодня

25 июня: преподобного Онуфрия Великого (IV); преподобного Петра Афонского (734). ...

Содержание
Главная Nota Bene! Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Древний Стрешин под Покровом Богородицы


Древний Стрешин под покровом БогородицыВыпадает счастье часто ездить по Беларуси и любоваться её христианскими святынями, посещать православные храмы — и в копилку общеизвестных хрестоматийных фактов добавляются личные впечатления, а нередко и открытия.
 
Цель моего последнего путешествия — деревня Стрешин, километрах в двадцати от Жлобина. Может быть, ничем не примечательная, если бы не старинный православный храм. Местные говорят: «С какого места к посёлку ни подъедешь — церковь видна издалека и отовсюду». Она величественно-белоснежная, с четырьмя золочёными куполами, построена в виде креста 210 лет назад и освящена в честь одного из самых почитаемых праздников — Покрова Пресвятой Богородицы.
 
— Наше местечко исторически непростое, здесь испокон веков происходило множество событий, — рассказывает местный историк и библиотекарь Валентина Минулина. — И всё из-за расположения в приграничной зоне. По свидетельствам археологов, заселение на Стрешинской земле началось более двух с половиной тысяч лет назад — в железном веке. В XII столетии здесь вырос деревянный замок, окружённый валами и глубоким рвом. Место переходило то Полоцкому княжеству, то Черниговскому. В XIV веке пришло владычество Виленской католической капитулы. Во времена Великого княжества Литовского были территориальные споры между великим князем Василием III и польским королём Сигизмундом. Говорят, у нас в те времена стоял костёл, но он не сохранился. А вот первая православная церковь начала действовать в 1792 году, когда Стрешин штурмом взяли казаки. Оттуда и идёт история Православия в нашей местности.
 Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Стрешине 
 
Первая церковь была деревянной, поэтому и не могла под напором времён и испытаний сохраниться «на века». По-настоящему крепкое и добротное здание храма появилось в Стрешине благодаря российскому графу Ивану Остерману. Тайный советник, вице-канцлер, а позже и канцлер Российской империи, известный дипломат, он служил, отстаивая интересы России в Париже и Стокгольме. Был отмечен императрицей Екатериной II, которая подарила верному подданному и его семье земли Стрешинской вотчины (тогда — Рогачёвский повет Могилевской губернии). При Остермане Стрешин был крупным населённым пунктом: более двух с половиной тысяч мужчин, примерно столько и женщин. В те времена все веровали, ходили в храм. Наверное, на этой благодатной почве — истинной глубокой веры и почитания православных традиций — в середине XIX века и созрел «духовный плод», родился будущий белорусский святой и праведный протоиерей Русской Православной Церкви Иван Гошкевич, известный больше как Иоанн Кормянский.
 
Здесь родился святой Иоанн Кормянский  
— Отец Иоанна Кормянского был одним из первых священников, служивших в нашем храме, — говорит матушка Юлия, супруга настоятеля Свято-Покровского храма деревни Стрешин Евгения Межуева. — Когда мама будущего святого была беременна им и однажды после службы выходила из церкви, к ней подошёл местный юродивый и сказал: «Жаль, что не доживу до того, чтобы поклониться батюшке, который во чреве твоём!» Блаженный оказался прав — с четырёх лет маленький Иван учился прислуживать отцу в алтаре, был свеченосцем, воспитывался при храме. А в восемнадцатилетнем возрасте он сообщил родителям о своём желании уйти в монастырь.
 
В тёплое время года юный Иван любил проводить свободное время на берегу Днепра и любоваться стрешинским храмом. Белокаменная церковь на пригорке выглядела так впечатляюще и возвышенно, что мальчик невольно сравнивал (конечно, спустя долгие десятилетия) её с Киево-Печерской Лаврой, которую посетил только в преклонных годах.
 
Действительно, в былые времена Свято-Покровский храм Стрешина мог впечатлить кого угодно. Он выглядел внушительнее: огромная прицерковная территория с садом, вокруг ни единого лишнего строения…
 
Деревня Стрешин, километрах в двадцати от Жлобина 
 — После революции 1917 года наш храм, как и другие культовые сооружения страны, попал в список «несовместимых с новой жизнью»: кресты на куполах спилили, внутреннее убранство разграбили, храм закрыли, — свидетельствует местный житель Александр Новиков. — В годы Великой Отечественной войны церковь пострадала частично: фашистскими авианалётами были разрушены купола и колокольня; но... вот диво! Немцы же и содействовали восстановлению храма: заставляли военнопленных красноармейцев работать на повреждённых участках и реставрировать части церковного здания. Служивший в то время в Стрешине священник отец Алексей Валяев хоть и застал оккупацию, с нацистами не сотрудничал. Ушёл в партизаны и провоевал там до прихода советских войск.
 
Не столько война, сколько послевоенное время навредило уникальному зданию храма. Местные власти разместили здесь склад соли. Она оказалась «миной замедленного действия», въедалась в стены, кристаллизовалась и расползалась по всей штукатурке, уничтожая её.
 
Протоиерей Евгений Межуев  
— Первый, кто обеспокоился этим, был отец Василий Пилипенко. Сегодня он благочинный Жлобинского округа, — рассказывает протоиерей Евгений Межуев, который уже 18 лет служит настоятелем прихода храма Покрова Пресвятой Богородицы. — Будучи молодым, он проезжал по местности и увидел прекрасную старинную, но разрушающуюся церковь. Священник на время стал прорабом и сумел привлечь к делу местных жителей. Помогали и колхоз, и исполком. В результате 28 июля 1991 года обновлённый храм открыл свои двери для прихожан. Но здание по-прежнему страдает от последствий «солевого пребывания». Мы время от времени делаем косметический ремонт: «латаем» повреждённые участки, но они появляются и в других местах. Планируем большую капитальную реставрацию и ждём очереди, ведь наша церковь носит официальный статус памятника архитектуры, а такие объекты государством обновляются поочерёдно, с вложением больших средств.
 
Батюшка был бы рад появлению меценатов, готовых вложиться в ремонт; а ещё больше его утешили бы местные жители, спешащие на богослужения. Пока постоянных прихожан — пара десятков, да и те из соседних деревень. Стрешинские же — или другой веры (раньше тут действовала синагога), или убеждённые атеисты (в воскресные и праздничные дни, не обращая внимания на переливы колоколов, возятся в огородах, готовят шашлыки, загорают на прилегающих к церкви лужайках).
 Храм наш светлый и большой, намоленный 
 
— Храм наш светлый и большой, намоленный. Хочется, чтобы его увидели и открыли для себя все, — ратует за святыню прихожанка Ольга Макарова. — Я сюда хожу около двадцати лет. Вначале являлась на службы, теперь — певчая. Понятно, что у каждого свой путь к Богу. В большинстве своём людей к вере приводят или семейные традиции и пример отцов, или собственные житейские трудности. Я пришла в храм уже взрослой. Были беды, испытания, и то, что я переживала их здесь, — очень помогло. Если искренне веришь, помощь приходит и от Бога, и от Богородицы. Я мечтаю, чтобы это поняли все, хочу, чтобы традиции предков уважали, не ленились, а находили время и силы приходить на службы, в тёплую атмосферу нашего прихода.
 
— Батюшка у нас особенный. Скромный, может, даже чуть-чуть закрытый, но очень искренний, добрый, — поддерживает разговор Любовь Дмитриева. — Он читает нам проповеди не только по страницам Святого Писания, но и на «злобу дня», по современным вопросам и проблемам помогает. Трудолюбивый. Сам косит газоны, облагораживает участок вокруг храма. Своими руками ремонтирует, если что надо. Сохраняет сад; насаждения у нас уникальные, есть несколько деревьев, которые ещё с прошлых веков сохранились.
 
Да, радуют глаз вековые каштаны, привлекает и вполне современный, с цветочными горками, арочками и выложенными каменными дорожками, ландшафтный уголок. Этот «кусочек» зелёного рая — труд матушки Юлии.
 
Я - матушка, а матушки не должно быть видно из-за батюшки  
— Какого-то особенного образования у меня нет. Я — матушка, а матушки не должно быть видно из-за батюшки, — и в шутку, и всерьёз улыбается она. — На мне и уборка, и цветы, и публикации в интернете…
 
Матушка о себе говорить не любит, переводит тему на разговоры бабушек о том, как в древности отапливался храм без котельной.
 
— А вы знаете, что осенью у нас все собирали листья, но не сжигали их, а закладывали в подвал. Там они прели и создавали своеобразную воздушную подушку. Стены в церкви были полые, и тепло поднималось по ним вверх, к башням, и там выходило внутрь храма. Так и «обогревались» богослужения. Сейчас, к сожалению, эта естественная вентиляция нарушена, её уже не восстановить. Мы, как и большинство других современных храмов, используем центральное отопление, которое недёшево обходится нашему маленькому приходу…
 
Сюда ещё вернусь: увижу обновлённый храм, в храме много людей  
Уезжаю из Стрешина. На душе тепло и радостно; чувствую, что сюда ещё вернусь: увижу обновлённый храм, в храме много людей… А по-другому и не может быть, ведь древний Стрешин под Покровом Богородицы.
 
Яна ВАСИЛЁК 
Фото автора 
16.10.2107
Поделиться с друзьями:
Подписка на журнал "Врата Небесные"