Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Cегодня

21 августа: перенесение мощей преподобных Зосимы и Савватия Соловецких (1566; 1992). ...

Содержание
Главная Nota Bene! Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Чтобы не было страшно


Мы носим в себе Христа, а вместе с Ним и всё Христово благовестие. Всё, что открыл когда-то Господь Своим ученикам-апостолам, открыто и нам, чадам апостольской Церкви. И наша причастность к Христу и Его Церкви позволяет нам видеть духовно и переживать то, что ещё не совершилось во времени, но уже пребывает в вечности.

Страшный Суд

Страшный Суд, о котором пророчествовал Христос, уже вершился в Его слове — с тех пор, как это слово было произнесено на земле, этот суд вершится в каждом, кто с верой это слово принимает. Слушая слова Христа о Его Втором Пришествии и Страшном Суде, мы можем видеть духовным зрением картину всеобщего воскресения мёртвых и предстояния людей перед престолом славы Божией. Мы можем видеть Самого Царя Славы, восседающего на этом престоле, отделяющего праведников от грешников, как овец от козлов, и произносящего над теми и другими окончательный суд, по их делам. Мы можем видеть бесповоротное отшествие грешников в муку вечную, а праведников — в жизнь вечную. Мы можем видеть и многое другое, но… почему же мы так часто не видим этого?

Перечитывая евангельскую притчу о Страшном Суде, я понимаю: мне не страшно. Хотя в сознании и возникает некая картина на тему судного дня, но сердце не отзывается на это представление разума. Почему? Пытаюсь разобраться.

В сознании и возникает некая картина на тему судного дня
Во-первых, потому что, рисуя саму эту картину со слов Священного Писания, мой ум лукаво смягчает краски. Делает это он в угоду моему нерадению, а вернее сказать, в угоду ветхому человеку, живущему во мне ради земного и временного и нежелающему выходить за границы временного и земного. Картина Страшного Суда для ветхого человека невыносима в тех формах, в которых передаёт её Святое Евангелие. И мой ум, подчиняясь ветхому человеку, силится эту картину переиначить. Это оказывается не так уж сложно. Не так уж сложно передать слова Христа своими, более удобными словами, представить Суд Христов как некое иносказание, которое носит только воспитательный характер, а в самом окончательном приговоре грешникам и праведникам увидеть просто дань человеческой немощи (мол, с современниками Христа и нельзя было иначе, нужно было грозное слово… а на самом-то деле все без исключения спасутся). Это самообман. И горько здесь то, что, пытаясь переиначить интонацию и основной посыл слов, сказанных Христом, я теряю и сам изначальный образ Христа. Перед моей мыслью возникает уже какой-то иной образ, размытый, додуманный, мечтательный.

Я забываю (или почти не вспоминаю) о том, что я смертен
Я забываю (или почти не вспоминаю) о том, что я смертенВторая причина моего досадного бесстрашия — я забываю (или почти не вспоминаю) о том, что я смертен, и что однажды мне придётся уйти из этой жизни. В притче о Страшном Суде Иисус Христос говорит, что Сын Человеческий «сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы». Речь идёт о всеобщем воскресении людей. Воскресну в оный день и я. Но перед этим — умру. И вот это сознание своей смертности в суете ускользает от моего внутреннего взора. (Как будто можно жить вечно на земле!) А без этого сознания = переживания все мои попытки вникнуть в евангельскую притчу о Страшном Суде лишены основания. И сама картина Страшного Суда лишена при этом существенного измерения — измерения вечности. Откуда же взять эту память смертную? Ответ простой: память смертную даёт человеку Господь (эту память, кстати, мы и просим у Бога в одной из молитв Вечернего правила). Но если снова вернуться к евангельскому слову о Страшном Суде, увидим, что в этой притче Господь и подаёт нам дар памяти смертной. Можно больше сказать: вся эта притча от начала до конца — живое напоминание смерти. Впрочем, в этом напоминании, как и в каждом слове Спасителя, содержится и память жизни. Эта память — тоже Божий дар. И как удивительно в этом евангельском отрывке вечная смерть и вечная жизнь поставлены в зависимость от нашего временного, земного бытия. Рассказывая о Страшном Суде, зная при этом немощь и холодность человеческих сердец (моего сердца!), Господь в самих словах этой притчи подаёт нам помощь: слушай внимательнее, человек!

Третья причина моего ущербного восприятия картины будущего Суда заключается в том, что я не понуждаю себя к исполнению заповедей милосердия, не делаю того, за что в последний судный час мог бы быть оправдан Судией. И снова мой ветхий человек! Потому-то он и не хочет слышать голос Правды, чтобы не исполнять её повеления. Ведь так удобнее. Но за этим временным удобством, по свидетельству Христа, следует неминуемое и страшное определение Судии, определение вечное, которого уже не оспорить и не отменить. Действие — отрезвляет. И, предлагая притчу о Страшном Суде, Господь призывает к действию, потому что без действия нет истинного разумения, нет духовного видения.

Чтобы не было страшно
Я попытался разобраться в своём внутреннем состоянии, но вижу, что для моего ума эта задача непосильна. Чем больше я вижу, тем больше возникает вопросов, тем глубже открывается моя немощь и близорукость. И всё-таки из того, что мне открылось сегодня, могу сделать некоторые выводы.

Нужно стараться быть предельно честным перед лицом Слова Божия, не искривляя, не приспосабливая его к своему греховному состоянию. Нужно чаще вспоминать о неизбежности исхода из этого мира и перехода в вечность, а для этого внимательнее вникать в слова Евангелия. Нужно в простоте стараться исполнять заповеди, о которых упоминает Спаситель в Евангелии о Страшном Суде: делиться пищей с голодными, принимать странников, одевать нагих, посещать больных и заключённых, и делать всё доброе, что можешь сделать для ближних.

Может быть, видя моё желание и мои усилия, Господь поможет мне увидеть свою жизнь в свете евангельского откровения о Втором Пришествии Христовом и о Страшном Суде. А это то, что насущно для меня сегодня… пока ещё есть время.

Александр БЕГАНСКИЙ
09.02.2018
Поделиться с друзьями:
Подписка на журнал "Врата Небесные"