Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Сегодня

25 августа: священномученика Леонида Бирюковича, пресвитера Бродецкого ...

Содержание
Главная Nota Bene! Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Благодарная память детства


По милости Божией, я родился и рос в православной семье с глубокими православными корнями. Отец наш был священником (отец Глеб Каледа), причём в советское время не просто священником, а тайным священником. Это означает, что в течение восемнадцати лет, до наступления 1990-х годов, у нас дома каждое воскресенье и во все большие праздники совершалась Божественная литургия. Это, конечно, накладывало отпечаток серьёзности на уклад нашей семьи.
 
Благодарная память детства 
Отец на определённом этапе своей жизни стал очень подробно размышлять о путях построения православной семьи. В 60–70-х годах, когда Церковь жила под гнётом и было неясно, как повернутся события дальше, папа искренне верил, что православное возрождение у нас на Руси в значительной степени будет связано с тем, насколько верующие сумеют обустроить собственные семьи. Недаром он свою книгу о семье назвал «Домашняя Церковь». Этим выражением пользовался апостол Павел в обращении к христианским семьям начала христианства, также испытывавшим давление власти.
 
Мама была очень целеустремленным человеком, с сильной волей, с развитым чувством меры. И нам это помогало не уходить в крайности. Мама всегда была рядом: папа уезжает в экспедиции, а мама — с нами. Про маму говорить мне очень трудно: как скажешь про воздух, которым мы дышим? Конечно, она была помощницей папе во всём. Когда папа служил, она и пела, и уставщиком у нас была.
 
Благодарная память детства 
Отчётливо помню, как в нашей семье мы вечерами старались молиться вместе. По утрам каждый уходил отдельно — кто в институт, кто на работу. Утренней совместной молитвы не получалось, а вот вечерняя молитва — её было легче организовать.
 
Папа, конечно, занимался с нами много. У нас была сделана семейная игра «квартет» — большое количество фотографий, и из них надо было собирать серию. Одна из серий называлась «папа». Там были такие фотографии: «папа-верблюд», «папа-слон», «папа — средство передвижения»; то есть папа с нами играл во всякие игры, и папа мог изображать слона, быка, верблюда, а мы на нём катались. И это воспринималось совершенно естественно и нормально. В семье всё это должно быть, но вместе с тем детские игры должны соотноситься с родительским ритмом жизни. Мы всегда знали, что есть время, когда родители заняты и их беспокоить нельзя.
 
Благодарная память детства 
Отец много читал нам, ведь семейное чтение очень много даёт. Нашим детям, находящимся под влиянием телевизора, который вкладывает в их головы то, что они не могут осмыслить, такие семейные чтения просто необходимы. Мы даже читали по ролям «Бориса Годунова»; папа очень любил Алексея Константиновича Толстого и очень много читал его стихов.
 
Каждое воскресенье после Литургии мы шли кататься на лыжах в Петровский парк, и это было объединяющим нас событием. Летом и осенью были более дальние поездки, вместе с другими знакомыми семьями. Ходили по пойме Москвы-реки — там очень красивые места, белые кварцевые пески. Папа по образованию был естественником и подробно рассказывал, как эти пески образуются. Дорога, путешествие, странничество очень объединяют людей. Мне самому много пришлось путешествовать, так как я по светской специальности геолог, и я могу подтвердить это определённо.
 
Благодарная память детства 
На Рождество устраивали ёлку, обязательно с Дедом Морозом, которого играли по очереди. Я сам не раз наряжался Дедом Морозом. Праздники мы встречали сообща с двумя-тремя близкими по духу семьями. Православная семья, даже самая благополучная, нуждается во внешнем общении, особенно в детском.
 
В семье нас было восемь человек на двадцать восемь метров коммунальной квартиры. Но места для всех хватало. Я знал, что у меня есть своё местечко, — уголочек на папином столе, куда я могу положить свои учебники, и у других тоже были свои уголочки. К учёбе подходили серьёзно. Пропуск школы, даже ради церковных праздников, не допускался.
 
Благодарная память детства 
В школе не афишировали, что мы верующие. Даже крестики не на шее носили, а зашитыми в одежду. В домашнем кругу родители не скрывали от нас, что наш дедушка-священник погиб в тюрьме. Я хорошо помню, как мы в конце наших вечерних молитв просили: «Господи, дай нам узнать, как умер дедушка Володя». Мы также отдавали себе отчёт в том, что об этом ни с кем посторонним нельзя говорить, только в узком кругу своих знакомых. Вообще, память об отцах и дедах должна храниться в любой семье, поскольку мы их чада и, вне зависимости от их путей, мы должны их помнить и о них молиться, должны призывать их к себе на помощь, призывать их достоинства.
 
С раннего возраста дети участвовали в заботах семьи, имели обязанности по дому. Кто-то должен был подметать коридор, кто-то — мыть посуду. Ведение хозяйства было общим, и постепенно дети, взрослея, брали на себя всё более сложные дела. Я же, в свою очередь, всегда советовался с папой и по работе, и в вопросах духовной жизни. В семье необходимо учиться любить, прощать ошибки, и только тогда возможно единение, когда и мы прощаем, и нам прощают. Семья — это единый организм, и любое возведение перегородок внутри крайне тягостно.
 
Благодарная память детства 
В нашей семье уже четвёртое поколение священнослужителей, начиная с дедушки Володи: за ним идёт поколение моих родителей — папа и дядя мой, сын отца Владимира, отец Евгений Амбарцумов, который был в 60-е годы настоятелем Троицкого собора Александро-Невской Лавры в Петербурге.
 
Далее — наше поколение, детей: Иоанн, настоятель храма Троицы в Грязех; одна из сестёр замужем за священником, другая — игумения Иулиания, настоятельница монастыря.
 
Иерей Кирилл КАЛЕДА
04.01.2019
Поделиться с друзьями:
Подписка на журнал "Врата Небесные"