Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Cегодня

25 ноября: святителя Иоанна Милостивого, Патриарха Александрийского, преподобного Нила, постника. ...

Содержание
Архив Dei Verbo Контакты Мы в соц сетях
Рекомендуем

Беседы со святыми


Наши предки умели разговаривать со святыми небесными заступниками. В уединённой тишине рассказывали им о своих сокровенных просьбах, заботах и надеждах. Просили, как могли, о помощи. И эти беседы не были чудом.

В нынешнее время, когда нет и мгновения, чтобы остановиться и осознать происходящее, которое меняется со скоростью мысли в паутине интернета, как наедине в молитве поговорить со святыми покровителями? Например, в том же московском Храме Христа Спасителя? В величественный Храм проходишь через металлодетектор, словно злодей, разложив на столе содержимое своих безгрешных карманов. Под высоченными сводами храма, дышащих ладаном, ощущаешь себя «созданием негодным», которое недостойно даже преклонить колени перед иконами святых, не то, что развязать ремешок на их священных сандалиях. Скорее станешь в очередь за свечами, клюнешь носом, целуя икону на амвоне, прочитаешь «Отче наш» и ходишь, задрав голову к сумеркам недосягаемого свода, рассуждая о потрясающей духовной силе не то России, не то турецких строителей, за год восстановивших разрушенное в сталинские времена мощное изваяние архитектора Константина Тона, на которое вся Русь трудилась 44 года, чтобы увековечить подвиг своих героев 1812 г.

Как тут в этом величии бабушка из маленькой деревеньки расскажет святому защитнику Георгию про свою немощную коровку? Святой Георгий здесь символ. Он вознесён на герб Москвы, преобразован в знаменитую воинскую награду. Он – защитник суровых монархистов, одетых в чёрные военные мундиры с плетёной нагайкой за блестящей кожаной портупеей и с множеством наград на кителе.
Нет, я не против наград. Я против того, чтобы они превращались в сувенирные жетоны.
Пётр Балтинский, брат моего прадеда Павла из деревни Житьково, что в паре километрах от Борисова, тоже имел царские награды: и крест Святого Георгия на оранжево-чёрной ленте, и медаль в память 300-летия Дома Романовых на чёрно-жёлто-белой ленте, и медаль с удивительной причудливой надписью: «1812 СЛАВНЫЙ ГОД СЕЙ МИНУЛЪ, НО НЕ ПРОЙДУТЪ СОДЕЯННЫЕ ВЪ НЕМЪ ПОДВИГИ 1912» – с владимирской лентой, чёрной с алой серединой. Его дочь, а моя тётя, Люба вспоминала, что Пётр был музыкантом в царской армии, играл на большой медной трубе в оркестре. Это труба самого низкого регистра – называется туба. Откуда у крестьянина из-под Борисова был музыкальный талант – одному Богу известно.

Награды он заслужил в Первой мировой войне. Кровью и доблестью. И здоровьем. Они находились в верхнем выдвижном ящике комода, который занимал почётное центральное место в самой светлой большой комнате, где хранились все реликвии и документы семьи. С царскими наградами не расставались во время страшных репрессий 1930-х. Их не тронули даже немцы во время ареста Петра весной 1944 г. за связь с партизанами. И кавалер Георгиевского креста, потрясённый своим чудесным освобождением из фашистского застенка советскими войсками при взятии Борисова, решил увековечить это славное событие. Он надел солдатскую шинель с царскими наградами и сфотографировался на память о чудесном избавлении от смерти, разделив радость со своими близкими.
Пётр выглядит на снимке физически измождённым, но духовно крепким воином. Губы его строго поджаты, чёрная борода кое-где уже тронута серебром прожитых лет, короткие волосы торчат на голове, как иголки ежа. Взгляд направлен не в объектив фотоаппарата, а немного выше, словно в вечность. Такой взгляд я видел у святых на иконах. Может, он и был таким? Он – Воин и Защитник своих детей, своей жены Степаниды, своего брата Павла, всех своих родных, своей деревни, погребальных камней своих предков на старом погосте над рекой Сха.

Испокон веков на родине моих предков со стороны мамы, в маленьком Житьково, обращались за помощью к небесным покровителям. В каждой хате красный угол был увенчан иконами. Особым уважением пользовался святой Николай. К нему обращались все мои родные, ему доверяли сокровенные мечты и желания: о здоровье для семьи и для домашнего скота, о хорошем женихе для дочери, об успешном возвращении из поездки в Борисов. А на кого ещё в этой жизни надеяться, как не на небесных заступников?

Потому и пишут наши старенькие бабушки-молитвенницы на церковные праздники записку батюшке, словно тайное сокровенное письмо святому Георгию или святому Николаю, чтобы уберёг от напастей родную семью «и со скотиною»...
Игорь Сурмачевский
Поделиться с друзьями: