Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Cегодня

25 июня: преподобного Онуфрия Великого (IV); преподобного Петра Афонского (734). ...

Содержание
Главная Nota Bene! Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Инспектор по надзору… за духовной безопасностью


Свято-Никольский храм в посёлке Чисть
 
Был обычный рабочий день 2009 г. Я (в то время корреспондент журнала «Промышленная безопасность») вместе с начальником Минского управления Госпромнадзора Юрием Прохничем и главным государственным инспектором по котлонадзору Василием Хаткевичем посещал котельные. Проезжая посёлок Чисть Молодечненского района, Василий Михайлович вдруг говорит: «Здесь в Свято-Никольской церкви настоятелем служит бывший наш сотрудник».
 
Сказанное меня очень заинтересовало, захотелось познакомиться с человеком, который изменил свою жизнь, узнать, что стало причиной такого поступка и, естественно, написать статью о бывшем инспекторе Госпромнадзора. Идею поддержал Юрий Прохнич и пообещал в ближайшее время отвезти меня к священнику…
 
Священник Александр Иванов 
И вот мы в Чисти. В кабинете заместителя директора ОАО «Забудова» сидим с отцом Александром Ивановым. В церкви в этот день службы нет, и батюшка, располагая временем, спокойно рассказывает:
 
— У меня высшее светское образование инженера-электромеханика, специализация — автоматизация сельскохозяйственных производств. Так получилось, что после окончания университета я с семьёй оказался на юге Могилевской области возле Климович. После аварии на Чернобыльской АЭС находиться там с маленьким ребёнком было опасно. Мы снова переехали в Минск. После трудных и продолжительных поисков работы моя родительница предложила устроиться в Госгортехнадзор БССР, где трудилась сама. Председателем Комитета по промышленной безопасности в то время был Александр Борисович Зуев. Я оказался на должности инспектора Межобластной инспекции по контролю за предприятиями химической и нефтеперерабатывающей промышленности.
 
У меня высшее светское образование инженера-электромеханика 
В Госгортехнадзоре отец Александр проработал не долго — около двух лет. Это были годы наблюдения за людьми, становления личности, накапливания опыта, период поиска себя. Посещая предприятия нефтехимической промышленности Беларуси, молодой специалист сталкивался с разными характерами и судьбами, производственными проблемами и несправедливостью, был свидетелем инцидентов и аварий. Жизнь вокруг кипела, а ему чего-то не хватало, казалось, что всё не так должно идти, и… не тот путь выбрал. И, наверное, увидев эти душевные поиски, обретение веры, Господь привёл его на служение.
 
— Ещё со школьной скамьи я стремился к правде. Искал её во время учёбы и первой работы, потом — на должности инспектора. Думаю, что такие душевные переживания волновали не только меня. А всё потому, что конец 70-х начало 80-х — были годами накопления фальши, лицемерия, неправды. Может, оно не бросалось в глаза, ведь внешние обстоятельства казались благополучными, а вот внутреннее состояние отдельного человека и общества в целом (это могли быть автобус, переполненный пассажирами, очередь за продуктами, рабочий коллектив, кабинет начальника, партсъезд) предвещало взрыв накопившейся негативной энергии. На подсознательном уровне люди стремились к правде, свету, справедливости, но в силу социальных, исторических, политических обстоятельств это не имело выхода.
 
Батюшка убедительно рассуждает об опасности «духовного Чернобыля» 
— Отец Александр, может, причина в том, что народ отдалился от Бога, к земле притянулся, обращал внимание не на духовное, а на телесное?
 
— И это может быть. Приведу пример. Во время учебы в Жировичской духовной семинарии мы много общались с батюшками. Кто-то из Гомельской епархии рассказал следующее: после аварии в Чернобыле владыка Аристарх в одной из проповедей поведал, что в первую очередь причиной катастрофы стал не технический фактор, а грех гордости, самомнения, самоуверенности, соперничества, страсти к превосходству. Если бы сработала духовная «техника безопасности» в сознании, сердце одного-двух человек, которые прямым образам оказались причастными к случившемуся, если бы внутри был нравственный порядок, я думаю, Чернобыля не было бы. Люди, увлёкшись земным, забыли о душе, игнорировали зов Церкви идти к Богу. Казалось бы, за веру больше не преследуют, верь, молись, но людям интереснее то, что под ногами, а не над головой. По воскресным и праздничным дням строились дачи, дома, вскапывались огороды. И тогда Господь через попущение такое страшное напомнил о бессмысленности заниматься исключительно временной материей в ущерб вечной душе. Мысли и сердце должны быть устремлены в небеса. К сожалению, до сего дня эта наука Создателя принимается не всеми людьми; они по всему земному шару пытаются возводить Вавилонские башни, не обращая внимания на Бога, забывают о Его законах, пытаются достичь лишь материального благополучия. А рано или поздно сталкиваются с тем, что всё земное теряют. Вот скажите, кому сейчас нужны замки, возведённые в загрязнённой зоне?..
 
Отец Александр всегда убедительно рассуждает об опасности «духовного Чернобыля». Он уверен, что тот день (26 апреля) — не наказание, а наказ, чтобы человек переосмыслил жизнь и пришёл к новому для себя образу мышления. Начав свой трудовой путь в том регионе, он и сейчас будто там, помогает людям очистить души от черноты. Ведь в посёлке Чисть живут в основном переселенцы, которые в большинстве своём, увы, по-прежнему «прикованы» к земле, пекутся о материальных ценностях. Вот ведь парадокс: мы пришли в этот мир, чтобы Землю, вручённую нам Богом, делать лучше, «хранить и возделывать», как сказано в Библии; но когда труд и его результаты становятся самоцелью — мы забываем не только Бога, но и своё предназначение. Нельзя ставить труд выше Творца, нужно благодарить Его за то, что Он даёт нам возможность работать.
 
Нельзя ставить труд выше Творца 
— Духовная безопасность начинается с самого человека, — уверен батюшка. — Каждый, переосмысливая ценности, изменяя свой внутренний мир, помогает себе и другим. И если говорить о Госпромнадзоре, то инспектора осуществляют надзор за тем, что может стать предпосылкой нарушения норм, пытаются помочь человеку изменить отношение к безопасности в труде. Правила составляются людьми, люди их принимают; казалось бы, живи и выполняй. Но не все идут по пути добросовестного исполнения законов и, осознанно или нет, делают выбор в пользу аварий, катастроф, травматизма, смерти. Я не думаю, что человек, живущий по правде Божией, по заповедям, нарушит должностную инструкцию; а остерегающийся даже подумать о нарушении шестой заповеди — «Не убий», — пойдёт на работу пьяным… Если мы будем внутренне каяться, то и внешняя жизнь станет иной. Правда, человек к этому должен прийти добровольно, не насилуя свою внутреннюю свободу. Это не должна быть механическая прививка «иного» сознания. Покаяние — не кодирование, а добровольное изменение своего взгляда на себя и мир в контексте нравственных постулатов вечности, данных Богом. Это — личное принятие «инструкции по духовной безопасности». Если бы мы жили по заповедям, нам не нужно было бы принимать законы, скажем, по борьбе с коррупцией, мы избежали бы таких явлений, как взятки, пьянство за рулём, распад семей… Ведь вера — большее, нежели просто поставить свечу, набрать крещенской воды…
 
Обычный воскресный день 2017 г. Я, вспоминая о встрече с отцом Александром, думаю о том, что прошло уже более 30 лет со дня аварии на Чернобыльской АЭС. Отошли ко Господу многие из тех, кто жил в то время. В посёлке Чисть подрастают дети и внуки переселенцев, чей слух ублажают радостное «Христос Воскресе!» и не менее радостное «Воистину Воскресе!», напоминая о том, что все мы в безопасности, если живём с Богом.
 
Димитрий АРТЮХ
Фото предоставлено Николаем ШАВЛЮКОМ
 


Читать другие новости >>
Поделиться с друзьями:
Подписка на журнал "Врата Небесные"