Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Cегодня

10 декабря: преподобномучеников 17-ти монахов в Индии (IV). ...

Содержание
Главная Nota Bene! Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты
Рекомендуем


Он служил полковым священником


1 июня день памяти священномученика Александра Саульского

Родился Александр Ерофеевич Саульский 8 августа 1876 г. в селе Очесо‐Рудня Гомельского уезда Могилёвской губернии (ныне — село Рудня Добрушского района Гомельской области) в семье священника. В 1899 г. окончил Могилёвскую духовную семинарию и в 1903-м был рукоположен во диакона и священника, служил в Троицком храме в селе Мхиничи Чериковского уезда Могилёвской губернии; 11 февраля 1906 г. его назначили настоятелем этого храма.

Женился на Елизавете Николаевне Невской. У них было шестеро детей. Единственный сын Александр умер в младенчестве, а дочь Вера — около 14 лет. Остальных дочерей звали — Серафима, Ольга, Анна, Юлия.

С 1912‐го по 1917 гг. отец Александр служил полковым священником. Во время боёв проявил отменную храбрость, выносил с поля боя раненых, за что был награждён золотым крестом на Георгиевской ленте с пожалованием ему титула дворянина.

За беспорочную службу отец Александр был возведён в сан протоиерея и с 1926 г. служил в Знаменской церкви в городе Тихвине Санкт‐Петербургской епархии; являлся благочинным 1‐го Тихвинского благочиния, в которое входило в то время одиннадцать приходов.

В начале 1930-х гг. священника несколько раз вызывали свидетелем по делам арестованного в Тихвине духовенства, в том числе — по делу священника Иоанна Сарва, обвинённого в том, что он якобы совершил отпевание сторонницы митрополита Иосифа (Петровых), которая завещала, чтобы её отпел священник одинаковых с ней идейных воззрений. Её родственники обратились к отцу Александру; будучи осведомлён о воле почившей, протоиерей Александр отказал им в просьбе, и они отправились к священнику Иоанну Сарву; тот также отказался. Её отпел архимандрит Тихвинского монастыря, который юридически был зарегистрирован как обновленец, но считалось, что он является единомышленником сторонников митрополита Иосифа. «Что же касается Иоанна Сарва, — свидетельствовал на допросе отец Александр, — то могу подтвердить, что он является сергиевцем. В антисоветской агитации и контрреволюционных выступлениях Сарв мною не замечался». Отец Иоанн тогда был освобождён.

1 января 1934 г. сотрудники ОГПУ арестовали отца Александра и заключили в одну из тюрем Ленинграда. На допросе он отрицал свою вину, заявив, что его оклеветали, и назвал имена клеветников и причины, по которым был оговорён. Следователи не удовлетворились ответами священника и продолжали допрашивать его, требуя, высказать отношение к советской власти и дать показания о разговорах, которые велись среди духовенства. 5 января священник подписал показания, где говорилось, что духовенство обсуждало вопросы взаимоотношений Советского Союза с Америкой, от которых духовенство ожидало перемены политики советской власти по отношению к религии.

После этого допроса были произведены дополнительные аресты духовенства и мирян. На допросе 12 января отец Александр пояснил: «Я настроен по отношению к советской власти непримиримо враждебно и считаю, что наиболее приемлемой формой государственной власти в России была бы монархия, ограниченная парламентом. Своё убеждение я высказывал среди тихвинских священников, которые его разделяли. Для обсуждения политических вопросов мы собирались главным образом у меня».

Затем он подписал протокол допроса с показаниями, что собиравшиеся вместе священники обменивались мнениями о неизбежности войны и соображениями о гибели, в связи с войной, советской власти. Подчинившись давлению следователей, священник показал:

— Эти разговоры впоследствии разносились среди верующих, создавая недоверие к советской власти и враждебное к ней отношение. В области религиозной деятельности группа… ставила своей целью укрепление религиозных верований в народе проповедью, которая сплачивала бы вокруг Церкви глубоко верующих, готовых принять во имя спасения веры и Церкви мученический венец... Я часто говорил верующим о гонениях на нашу Церковь вымышленные вещи с целью воздействия на их религиозные чувства, в частности о том, что мне запрещают ходить по приходу, хотя в действительности такого запрещения не было.

— Чего добивалась ваша группа своей контрреволюционной деятельностью? — спросил его следователь.

— Конкретно о целях мы не говорили, однако считали, что успех интервенции, на которую мы рассчитывали, зависит в значительной степени от той помощи, которая ей будет оказана внутри СССР антисоветскими элементами, которых мы считали долгом собрать и объединить вокруг Церкви, как одной из легальных возможностей в условиях диктатуры пролетариата.

26 февраля 1934 г. «тройка» ОГПУ приговорила протоиерея Александра к пяти годам заключения в концлагерь, и 7 марта того же года он был отправлен в Среднебельский лагпункт Дальлага НКВД в Дальневосточном крае.

В начале 1938 г. против отца Александра, находившегося в лагере, вновь было выдвинуто обвинение. Помещённый в тюрьму города Благовещенска, он проходил по групповому делу архиепископа Онуфрия (Гагалюка)… Учитывая опыт предыдущего ареста и вполне осознавая глубину проявленного им тогда малодушия, на этот раз на требование следователя рассказать о контрреволюционной группе и антисоветской агитации перечисленных ему следователем священников он ответил: «О существовании контрреволюционной группировки я ничего не знаю. Антисоветских высказываний среди священнослужителей я не слышал. Сам я никогда антисоветской агитации не вёл».


Протоиерей Александр был приговорён к расстрелу. Расстрелян 1 июня 1938 г. предположительно в Благовещенске Амурской области вместе с владыкой Онуфрием, епископом Антонием (Панкеевым) и ещё тринадцатью священниками.

Прославлен Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в 2000 г.

Подготовила Татьяна ЗАПЕКА
Поделиться с друзьями:
Подписка на журнал "Врата Небесные"